Книжный обзор: январь 2016

Текст: 
Александра Галактионова

 

Книга номера

«Маленький друг» Донна Тартт

В середине ноября в издательстве Corpus вышел новый перевод романа. Внимание к писательнице легко объяснить: в конце 2014 года в России опубликовали последнюю ее книгу — нашумевшего «Щегла». За этот роман Тартт получила Пулитцеровскую премию и попала в список 100 самых влиятельных людей мира по версии журнала Time.

«Маленького друга» Тартт написала еще в 2002 году, это второй по хронологии роман. Как обычно, 600-страничный и очень обстоятельный. Действие происходит в середине 70-х годов прошлого века, на юге США. В тех местах — в штате Миссисипи — выросла сама Тартт. В романе подробно описана история одной семьи: когда-то зажиточных южан Кливов, потерявших состояние и так до конца не приспособившихся к новым правилам игры. Усугубила ситуацию трагедия, случившаяся 12 лет назад, — недалеко от семейного дома загадочно убили 10-летнего Робина Клива, а убийцу так и не нашли.

Произошедшее сопровождало младших сестер Робина все 12 лет, что они взрослели. Но однажды летом Гариетт — самой юной из Кливов — приходит в голову, что она должна найти убийцу и отомстить.

С одной стороны, «Маленький друг» Тартт — роман о подростках, взрослении, о бесконечной череде вопросов и желании найти на них ответы, с другой — это мрачный триллер, окутанный эстетикой сна и смерти. Книга Тартт — не пародия и не стилизация, скорее, это продолжение традиции, сложившейся в текстах Харпер Ли и Томаса Вулфа.
 

«Его младшие сестры, которые Робина толком и не помнили, росли, твердо зная, какой у их умершего брата был любимый цвет (красный), какая любимая книжка («Ветер в ивах») и кто у него там любимый герой (мистер Тоуд), какое он любил мороженое (шоколадное), за какую бейсбольную команду болел («Кардиналы») и еще сотню других вещей, которых они, живые, настоящие дети, сегодня любившие шоколадное мороженое, а завтра уже персиковое — не всегда знали про самих себя. Поэтому их связь с умершим братом была крепче некуда, ведь по сравнению с их собственными, непознанными, переменчивыми натурами, по сравнению с другими людьми Робин весь был как источник сильного, яркого, непоколебимого сияния, и они выросли с верой в то, что все дело было в редком, ангельском, светлом характере Робина, а никак не в том, что он умер».

 

 

Русская проза

«Вера» Александр Снегирев

Это роман с актуальным нынче сюжетом: главная героиня — русская женщина Вера — всю жизнь пытается создать семью, но ей встречаются очень слабые, очень нерешительные и очень странные мужчины. Когда на мужскую нерешительность и слабость жалуется в своих колонках Арина Холина, вопросов (да и интереса) это уже не вызывает, но что тема привлекла 35-летнего Снегирева — неожиданно. В аннотации «Веры» роман назван метафорой, но на глубину рассчитывать все же не стоит.

 

Нон-фикшн

«Я должна рассказать» Мария Рольникайте

Переиздание дневника российской и еврейской писательницы Марии Рольникайте, которая 1941—1943 годы провела в вильнюсском гетто. Она писала в дневник до тех пор, пока была возможность, а позже запоминала происходящее. Сейчас ее дневник переведен на 18 языков. В России переиздание вышло в издательстве «Самокат» без купюр в авторской редакции, а в конце книги приводятся ссылки на архивные видеоматериалы и интервью с самой писательницей.

 

 

Детям

«Путешествие» Аарон Бекер

История маленькой девочки, которая скучала в сером унылом городе, нашла красный мелок и нарисовала дверь в волшебный мир. Книга Бекера совершенно удивительная — от первой до последней страницы, к тому же она доказывает очень важную вещь — чтобы рассказать историю, не всегда нужны слова.

 

0
0
Ваша оценка: Нет


Отправить комментарий

ВОЙТИ С ПОМОЩЬЮ
Ваше имя
Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
Комментарий
By submitting this form, you accept the Mollom privacy policy.

Комментарии