Даманский подвиг

Текст: 
Юлия Кабакова
Фото: 
архив Александра Князева

 

Александр Князев, ветеран боевых действий на острове Даманском, тесно сотрудничает с образовательными учреждениями, участвует во встречах со школьниками и студентами: делает все, чтобы молодежь знала о подвиге марта 1969 года

Батарея управления и артиллерийской разведки.

 

 

Александра Леонидовича призвали на срочную службу в мае 1967-го. Служил в районе станции Лазо в Приморском крае, в батарее управления артиллерийской разведки при штабе 135-й мотострелковой дивизии. Рассматривая фотографии далекого 1969-го, наш герой рассказывает о событиях, произошедших на острове Даманском, так, словно это было вчера: 

«Мы с пограничниками были на учениях, которые проходили километрах в пятнадцати-двадцати от нашего гарнизона. Но 2 марта учения свернули, всех отправили по расположениям, нас — обратно в гарнизон. До 14-го числа мы оставались там, но все время пребывали в состоянии боевой готовности — ждали, что в любой момент нас могут поднять. Где-то в четыре часа вечера прозвучала тревога, мы собрались: загрузили боеприпасы, технику и выдвинулись на дорогу, встав перед штабом и ожидая дальнейших распоряжений. После восьми часов, когда уже стемнело, поступил приказ, и мы отправились в район Даманского, на Нижне-Михайловскую заставу. Китайцы на острове стояли с табличками, размахивали цитатниками с мыслями Мао Цзэдуна, выкрикивали разные лозунги. Говорили, мол, уходите — это наша территория. Советским солдатам приходилось выталкивать их спинами. Автоматы у наших ребят были без магазина, чтобы не случилось чего. А таблички эти — страшное оружие: они были прибиты длинными гвоздями, которые проходили сквозь палки. И когда начиналась драка, плакатики эти, конечно же, слетали».

 

 

Китайцы с табличками, на которых написаны цитаты Мао Цзэдуна.

 

 

Александр Князев служил в должностях начальника радиостанции средней мощности, заместителя командира взвода. Во время конфликта на Даманском в его задачу входило своевременное обнаружение огневых точек противника и сообщение их своему артиллерийскому подразделению. Но, прежде всего, он был радистом: обеспечивал радио- и телефонную связь командира дивизии и начальника артиллерии дивизии.

«С 14-го по 17-е число наш наблюдательный пункт находился на горе Кафыла: оттуда Даманский был виден как на ладони. Ну а 17 марта нас перебросили на другую гору — Красную, с нее мы просматривали не только Даманский, но и второй остров. Вот на этой горе я и находился. Некоторое время назад попала мне в руки одна фотография. Я все смотрел на нее и думал, чей же это БТР: номер 463 на бронетранспортере мне ни о чем не говорил. Пригласил потом товарища с полка, попросил его взглянуть. Подумал, может, он знает. Но тщетно. И тут он мне предложил увеличить снимок, а там, глядишь, лица удастся рассмотреть. Увеличил и слева на снимке увидел себя: теперь знаю, кто на фотографии. Вот, и такое бывает. А номер? Что этот номер — всех цифр не упомнить».

 

А. Князев, командно-наблюдательный пункт на Красной горе.

 

 

После вооруженного конфликта советские военнослужащие оставались в районе Даманского еще месяц, охраняли границу. 20 апреля она была сдана пограничникам, и уже 22 апреля Александр Князев вместе с товарищами вернулся в свой гарнизон. Сегодня герой Даманского работает над новой книгой, повествующей о событиях на острове. 

 

0
0
Ваша оценка: Нет


Отправить комментарий

ВОЙТИ С ПОМОЩЬЮ
Ваше имя
Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
Комментарий
By submitting this form, you accept the Mollom privacy policy.

Комментарии