Давнее дело

Текст: 
Ольга Муниц
Фото: 
Виктор Юрченко, архив Константина Пронякина

 

Осенью прошлого года в Николаевский район отправилась следственная группа. Повод — неординарный. Специалистам предстояло раскрыть тайну авиакатастрофы, случившейся более 80 лет назад

Хроника событий:

Самолет: «Савойя С.55П».
Дата происшествия: 26 июня 1935 года.
Маршрут: Александровск-Сахалинский — Хабаровск.
На борту: 9 пассажиров (среди них 1 ребенок) и 3 члена экипажа.
Груз: 1 млн рублей (деньги Тымовской МТС), 157 кг почты.
Район падения: распадок между гор Медвежьей и Полосатой Чертова хребта, в 67 км от поселка Лазарев.

 

В адрес юридической компании «Грань» приходит множество писем. Среди них оказалась просьба жителя Ульчского района Ивана Шило, в которой сообщалось, что он нашел пассажирский самолет «Савойя С.55П», пропавший 80 лет назад. Чудо-машиной — летающим катамараном — кроме металлистов и мародеров, никто не интересовался, а могила, в которой местные жители прихоронили пассажиров и членов экипажа, находилась в запустении.

Делом занялся Константин Пронякин, хабаровский журналист. Вместе с юристом Александром Смоляковым и членами общественного Совета по изучению и сохранению исторического наследия российского Дальнего Востока при ВООПИиК они подготовили соответствующее заявление в Дальневосточное следственное управление на транспорте СКР о направлении на место крушения — Чертов хребет — экспедиции, которая смогла бы пролить свет на давнюю, уже почти забытую историю.

Известно, что за штурвалом находился легендарный советский полярный летчик Александр Светогоров. В истории он отметился не только как выдающийся пилот, но и как один из тех, кто перевез 29 человек, находившихся на пароходе «Челюскин», в катастрофе у берегов Чукотки, в Арктике, в 1934 году. По сохранившимся в архивах данным, в тот роковой июньский день 1935 года самолет «Савойя С.55» выполнял штатный почтово-пассажирский рейс по маршруту Александровск-Сахалинский — Хабаровск. Конечной точкой полета стала глухая тайга в Николаевском районе. 

 

Александр Светогоров

Советский летчик, участник спасения экипажа и пассажиров парохода «Челюскин», за что был представлен к ордену Красной Звезды. Председатель спецкомиссии по спасению челюскинцев В. Куйбышев в интервью иностранным журналистам назвал Светогорова «лучшим полярным летчиком СССР». Погиб в авиакатастрофе 26 июня 1935 года в Дальневосточном (ныне Хабаровском) крае, выполняя почтово-пассажирский рейс на гидросамолете «Савойя С.55П».

 

 

За минувшие 80 лет на место крушения совершалось девять экспедиций, но последняя оказалась наиболее эффективной. Оперативная группа, в составе которой работали следователи Комсомольского отдела Дальневосточного управления на транспорте и журналист Константин Пронякин, в течение семи дней искала и собирала материалы. Добраться до места было непросто — половина дня ушла только на то, чтобы доехать по разбитым дорогам из Лазарева до таежной просеки, дальше — двухчасовой подъем до конечного пункта. В первый день на месте группа оказалась почти вечером. Работать в темное время суток не представлялось возможным — вокруг таежные дебри. В результате кроме останков пассажиров и экипажа с Чертова хребта забрали фрагмент кителя, обрывок штурвала и фонарь кабины. Местные жители отмечают, что раньше самолет стоял в целом виде, однако за минувшие годы отсюда вытащили немало ценностей. Есть информация, что в 1936 году самолет обнаружили охотники.

В эту лиственницу врезалась «Савойя»

 

Лодки — все что осталось от «Савойи»

 

Пассажиров того злополучного рейса — 9 человек, в том числе ребенка и троих членов экипажа, погибших 26 июня 1935 года в глухой тайге, что в 67 км от поселка Лазарев,— никто не хоронил больше полувека. Ходили по костям, записывали, фотографировали, фиксировали, уходили. И только в июне 2006 года, когда на след от аварии наткнулись лесорубы, к расследованию присоединились глава администрации поселка Владимир Сергеев и начальник территориального пункта милиции Тимур Васильков, останки прихоронили, а экспертизу провести так и не смогли.

Часы Светогорова
Шильдик от пистолета пассажира Антона Шереметьева
Рулевая колонка

 

Известно, что в разное время предметы с самолета «давали о себе знать» — так, до сих пор непонятна судьба удостоверения почетного чекиста и серебряных часов Буре, принадлежавших Светогорову, компаса, пистолета. Есть информация, что удостоверение находится во Владивостоке, а часы вообще хранились «в частных руках», из которых уже давно утеряны. Ивану Шило удалось сохранить два двигателя «Изотта-Фраскини Ассо» итальянского производства, один из которых можно завести хоть сегодня. Они находятся на хранении в Комсомольске-на-Амуре. Сейчас устанавливается право собственности на эти находки, после чего части самолета хотят передать в Пограничный музей в Москву. Стоит отметить, что ни один из местных музеев к находкам интереса не проявил.

В 2015 году на горе, куда упал самолет, исследователи нашли «большой огород» — перекопанный на несколько раз склон, земля вокруг была перемешана с перкалью. Между столбами лиственниц неизвестные сгрудили часть хвостового оперения от самолета, фонарь от кабины, остов лодки, переломанный штурвал, запутанные мотки стального троса.

В настоящее время в Хабаровске проводится генетическая экспертиза останков. Для того чтобы точно установить личности всех погибших, велась работа по поиску родственников по всей стране. Потомки Светогорова, например, нашлись во Владивостоке. Стоит отметить, что такое исследование — второе в истории судебной медицины нашей страны: впервые подобным образом изучали останки последних Романовых — царя Николая II и членов его семьи. 

Вся проделанная работа не прошла зря — в краевой столице 25 мая установили памятную доску в честь знаменитого летчика, его и пассажиров захоронят на Матвеевском кладбище. 

 

Константин Пронякин
автор книги «Красный сон Светогорова»

«Я окончил исторический факультет и еще в институте стал писать заметки в газеты: сначала это была «Тихоокеанская звезда», потом служба в «Суворовском натиске», а затем работа в «Российской газете». Всегда интересовался историей. И, конечно, не мог пройти мимо трагической истории забытого участника спасения челюскинцев Александра Светогорова, который жил в Хабаровске с 1930 года. О нем периодически хоть и писали, начиная с 60-х годов, да тут же забывали. Человек, совершивший в 30 лет подвиг на Севере, но так и не отмеченный достойной государственной наградой, заслуживает нашего уважения и памяти». 

 

 

 

Александр Смоляков
генеральный директор юридической компании «Грань»

«В компанию поступает много обращений, почти все они не остаются без внимания. Так получилось и с забытой историей о крушении самолета «Савоя С.55П». Несмотря на то, что властные органы 80 лет не придавали значения событию, мы занялись этим делом. Впоследствии было собрано множество документов и фактов, которые позволили написать книгу о легендарном человеке — участнике спасения челюскинцев, нашем земляке Александре Светогорове. Надеюсь, что читатели оценят труд всех участников, занимавшихся этой историей, в их памяти останется пример для подражания — геройский поступок великого летчика».

 

 

Фрагменты из книги К. Пронякина «Красный сон Светогорова». 

«В Хабаровск Светогоров попал в 1930 году за выкрутасы в московском небе. А тут, думаете, исправился? Вряд ли найдете свидетелей тех его проходов на «Фоккере» над улицей Карла Маркса на малой высоте. Такой воздушный вихрь над главной дорогой города вызывал восторг у мужчин и страх у женщин. А его эксперимент — пройти двойкой между фермой моста над Амуром? И ведь «пролезли» с неразливным другом Московдовым, правда, чиркнули друг друга крыльями — так было плотно. Опять влетело!».

 

«Подтянутый и элегантный, с приятными чертами лица, Александр Светогоров ходил в любимчиках у девушек. Не зря спустя годы Герой Советского Союза Нина Распопова — «ночная ведьма», как прозвали ее немцы во время Великой Отечественной войны, с теплотой вспоминала свой первый самостоятельный полет в Хабаровском краевом аэроклубе и наставления инструктора Светогорова, его крепкие руки и карие глаза. Без него исключили бы из школы».

 

«Светогоров отдал сектор газа от себя, самолет неспешно стал толкать волны. Они были не страшны воздушной машине. Наоборот, со ступеньками редана там, внизу, на лодках, гидроплан-катамаран словно восходил по воде. Чем круче волна, тем легче и быстрее «Савойя» отрывалась и неслась ввысь, прочь от морской или речной стихии».

 

«Летчик все продолжал убеждать самого себя: «Никуда больше не летим! Хватит!». Минуты он сверял по своим Буре с малиновым звоном, подаренным за перелет Хабаровск — Камчатка, два года назад, когда еще служил в погранвойсках УКПВО по ДВК. Тикали и отбивали часы исправно».

 

«Здесь уже ждала роковая радиотелеграмма: «Требую возвратить самолет Л840 Хабаровск. Диспетчер Бураго». 

— В десять будет «окно», туман уйдет, может, удастся пробиться, — встречая летчиков, предложил местный диспетчер. — Ребята решили хоть немного поспать. Но в десять велели будить.

— Посмотрим на погоду и... полетим, — так решил Светогоров. Иван Стыченко и Леонид Ефремов возражать не стали. Усталость валила с ног».

 

0
0
Ваша оценка: Нет


Отправить комментарий

ВОЙТИ С ПОМОЩЬЮ
Ваше имя
Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
Комментарий
By submitting this form, you accept the Mollom privacy policy.

Комментарии