Поющий терновник

Текст: 
Анастасия Хаустова
Фото: 
Марина Титова

 

Иногда судьбу человека не назовешь иначе как преодоление. Обстоятельств, препятствий, трагедий и себя. Но стойкий росток остается непреклонным даже при шквальном ветре, если его питает целительная сила корней. Алексей Карпухин — яркий тому пример

Разве можно любить работу? Эта часть нашей жизни должна меряться уровнем ответственности и его осознанием. Когда понимаешь, что стоит за профессиональным исполнением долга, не думаешь, любишь ли свое занятие, — берешь и делаешь.

Я спасатель в Дальневосточном региональном поисково-спасательном отряде МЧС России. Работаю уже достаточно давно, считай, всю жизнь. Мы участвуем в ликвидации самых разных стихийных бедствий и чрезвычайных ситуаций — пожаров, наводнений, серьезных ДТП. Ведем поиски пропавших — помощь людям нужна всегда, а мы готовы по первому звонку подняться и протянуть руку тем, кому это более всего необходимо.

Судьбы ребят, попавших в детский дом,  — всегда разные. У кого-то от потрясения потом мозги всю жизнь набекрень — винят в своей ситуации всех, другие, наоборот, берутся за ум, пытаясь доказать, что они могут. Первых, к сожалению, гораздо больше.

В детский дом я попал в возрасте восьми лет. Когда мне было четыре, родители развелись. К сожалению, и отец, и мать пили, поэтому жизнь была не сахар. В органах опеки решили лишить их родительских прав, а меня и брата передать в интернат.  Потом нас перевели в Хабаровский детский дом № 1, пять дней в неделю мы жили там, а на выходные отправлялись к бабушкам.

От смены места жительства редко что меняется. «Куда бы ты ни отправился, ты возьмешь с собой себя». В этом я убедился лично. После окончания девятого класса мы переехали к отцу на Алтай. Думали, все наладится, будем жить по-другому. Не вышло. Отец только поменял место жительства, но не образ жизни. Все заботы упали на мои плечи, райсобес иногда помогал деньгами, но это не решало проблем, так долго продолжаться не могло. Мы вновь вернулись в Хабаровск.

Выбор профессии часто определяет случай. Молодому человеку сложно решить раз и навсегда, с какой сферой связать жизнь. В наше время это проявлялось не так явно, все-таки нас воспитывали в определенных представлениях о будущем. Нынешнее поколение — другое, оно сопротивляется своему взрослению.

Впервые в военкомат мы пришли пятнадцатилетними мальчишками. Нам сказали, что есть возможность стать частью формирующегося спасательно-десантного отряда — новой структуры для МЧС того времени. Но для этого было необходимо пройти подготовку в ДОСААФ, иметь не менее 10 прыжков с парашютом. На это мы, собственно, и сделали упор. Через год уже знали, где будем служить. До сих пор несу службу в этой же структуре, был перерыв три года, но потом все же решил вернуться.

Все по-разному воспринимают человеческие беды. Кто-то принимает на личный счет, кто-то может абстрагироваться и понять, что это работа. Она требует максимальной концентрации и быстрой реакции, все эмоции потом. К сожалению, когда приходит «потом», с ними бывает страшно остаться один на один.

В 2013 году я был в Комсомольске-на-Амуре старшим группы — все 28 дней. Видел, как обрушилась дамба в микрорайоне Менделеева. Свое знакомство с профессией начинал в Нефтегорске в 1995-м. Пожалуй, там разворачивалась самая страшная картина — погибло более половины поселка, несколько сотен раненых. Поступил приказ — мы вылетели сразу. Эмоции от увиденного, конечно, были неописуемые. Но тогда не было времени рассуждать. Позже стало понятно, как сильно трагедия отразилась на ребятах, — многие потом вскрикивали по ночам. От ужаса и тех самых эмоций.

Добро не ждет благодарности. Ты либо делаешь для других что-то, либо нет. 

Не стоит протягивать руку помощи, а потом замирать в ожидании тысячи теплых слов. 

С людьми, которых спас, связь не поддерживаю. Это моя инициатива, просто не люблю излишнего внимания к себе, рассказывать, какой я хороший, пиариться, что ли. 

Иногда не все, чего мы хотим, удается. Пытаешься выкроить время для встречи, но никак не получается. 

В этом году нашему детскому дому исполняется 120 лет. Каждый год 19 ноября мы встречаемся с выпускниками, но, к сожалению, в последние лет пять я все никак не могу выбраться. Но это не значит, что не хочу, всегда рад встрече с хорошими людьми. Работа предполагает командировки и иногда вносит коррективы в запланированное расписание.

Семья в нашей жизни не отдельная ее часть, а самый смысл. Когда его обретаешь, все проблемы нипочем. 

У меня замечательная супруга Анна и трое детей: старшей, Лилиане, 15 лет, Виктории — 9, а сыну Мише 1,5 года. Наша семейная история началась в 1998 году. С будущей супругой, тогда шестнадцатилетней девчонкой, мы познакомились на службе в церкви. Два года я ухаживал, а потом мы поженились. Жили сначала в общежитии, потом у родственников, у моей бабушки. Узнал, что можно через суд получить положенную как воспитаннику детдома квартиру. Начались тяжбы, которые закончились в мою пользу. Полученное жилье продали, добавили материнский капитал и купили квартиру. По льготе нам выделили земельный участок, на котором мы уже достроили дом, вскоре планируем переезд. 

Испытания проверяют на прочность, закаляют, заставляют задуматься о настоящих ценностях. Многие создают себе надуманное счастье, в погоне за которым меряют действительность деньгами. А сама суть в другом — здоровье, например, точно не купишь.

Наша Вика родилась с патологией, никто не может ответить, почему, и самое главное — совсем не ясно, что делать. Эпилепсия, аномальное развитие мозга. Страшно, когда случаются приступы, иногда она не спит по двое суток, живет в своем мире, не разговаривает. Мы были и в Германии, и в Сингапуре, и в Израиле. Ничего не помогает. Разоблачили многих мошенников, которые пытаются нажиться на чужом горе. Более или менее адекватную терапию нам подобрали в Испании. Чтобы отправиться на это лечение, собирали средства с помощью боксов, установленных в магазинах крупной торговой сети. Ее руководство пошло нам навстречу, что редко бывает в нашем случае. 

Мечты и планы нужны всем. Они помогают к чему-то стремиться, а потом оценивать уровень своей успешности. К сожалению, дойдя до одного рубежа, иногда понимаешь, что все, о чем грезил, было не таким значимым.

Я хочу, чтобы все мои дети были здоровы, чтобы в жизни у них все сложилось. Сын у нас есть, дом тоже, а деревьев, посаженных мной во дворе, целый лес — среднестатистический жизненный план выполнили. Идти и не сдаваться — вот наш принцип. Надеюсь, он приведет к тому, что все наладится. Мы знаем, когда сможем сказать, что абсолютно счастливы. Верим, что такой день настанет. 

0
0
Ваша оценка: Нет


Отправить комментарий

ВОЙТИ С ПОМОЩЬЮ
Ваше имя
Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
Комментарий
By submitting this form, you accept the Mollom privacy policy.

Комментарии