Городское пространство

Текст: 
Анастасия Хаустова

 

Считается, что урбанистика — это язык универсальный. На нем должны говорить с одинаковым успехом социологи, экономисты, архитекторы, культурологи, философы и еще вся передовая творческая молодежь, которая относит себя к «оригинальному активу» — так называемым «городским сумасшедшим». Кто ассоциирует сферу с хипстерами или художниками-граффитистами, а другие исключительно с ландшафтными дизайнерами. Споров о содержании понятия ведется сколько угодно, но для абсолютного большинства жителей городов и не очень этот термин остается настолько непонятным, что кажется, будто разобраться с его составляющими не представляется возможным. Более того, сами урбанисты периодически затрудняются договориться о том, что кроется за их профессиональной сферой. Ясно одно: все понимают, что город — особая система, которой можно управлять, адаптируя ее составляющие под самое важное — комфортную жизнь человека. Уровень комфорта, кстати, и будет основным индикатором успеха.

 

Что творится

Профессионально изобретать инструменты, способные усовершенствовать город, в нашей стране стали сравнительно недавно. Конечно, уже много лет назад жители простых советских дворов пытались их облагородить. Да и сейчас немало тех, кто стремится вырезать из шин лебедей и устроить отменную клумбу на зависть всем соседям. Пусть все это и не урбанистика в полной мере, но однозначно ее зачатки на местах. Говоря о серьезных урбанистических структурах в России, в первую очередь в голову приходит Высшая школа урбанистики имени А. Высоковского — подразделение Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики». Официальной миссией этой структуры значится создание в стране некого центра исследования урбанистики, да такого, чтобы он отвечал потребностям современных городов, в том числе мегаполисов с численностью населения в несколько миллионов.

Также не менее известна в узких кругах «Стрелка». За почти пять лет существования «Стрелка» из начинающей культурной институции превратилась в Институт, формирующий общественное мнение, международное сообщество экспертов в сфере города, а также в компанию, которая создает и ведет разные городские проекты. Ключевыми тэгами журнала (которые раскрываются на достаточно простом языке) постоянно являются «урбанистика», «городское развитие», «общественное пространство», «культурное программирование». Стоит отметить, что популяризация урбанистических идей идет такими широкими шагами, что если в 2009 году вышеуказанные слова произносили только несколько профессионалов, то сегодня понятиями оперируют даже дикторы Первого канала. 

Администрации больших городов при этом тоже понимают важность изучения sity-систем. Так, с 2011 года под эгидой правительства Москвы собираются ведущие эксперты, архитекторы, представители власти, городские активисты и девелоперы для того, чтобы обсуждать цели и задачи современной урбанистики и экономики и формировать облик комфортного городского пространства. Мероприятия в рамках одной большой площадки гремят на всю страну под названием «Московский урбанистический форум». За пять лет работы форум посетили почти 20 000 участников и около ста иностранных делегаций. Самое важное в этом мероприятии — то, что здесь собираются не просто поговорить, а принять ключевые решения, которые потом воплотятся в жизнь, и познакомиться с интересными проектами со всей страны, направленными на изменения обликов городов, от Калининграда до Владивостока. 

В июле этого года на известном московском форуме выступил и мэр Хабаровска Александр Соколов с презентацией итогов создания и работы ТОСЭР «Хабаровск». Градоначальник рассказал о проработке документальной базы по упрощенной системе выдачи земли, формированию земельных участков.

В Хабаровске также неоднократно проходили мероприятия, содержащие в своем названии производное от понятия «урбанистика». Больше всего в СМИ обсуждалась прошедшая в мае прошлого года первая урбанистическая конференция «Города и территории завтра: инструментарий позитивных перемен». Главными темами нескольких круглых столов стали, разумеется, территории опережающего развития, стратегия интенсивного роста Дальнего Востока, новая роль реки Амур для Хабаровского края и России в целом, а также ряд других ключевых аспектов по развитию территорий региона и городской среды. Из улучшения городской среды участники отметили секцию «Интенсификация использования городских пространств», где обсуждались механизмы изменения промышленных зон и развития застроенных территорий. Все дискуссии в рамках события организовала «СитиСфера» — подразделение АНО «Московский урбанистический форум», мероприятия прошли под эгидой краевого правительства, поэтому среди спикеров значился и губернатор Вячеслав Шпорт.

В этом году дальневосточную столицу также не обошли стороной урбанистические дискуссии на высоком уровне, однако не напрямую и в разрезе взаимоотношения городских сообществ, некоммерческого сектора. В октябре в Педагогическом институте ТОГУ провели региональный Гражданский форум. Особенностью мероприятия в этом году стало активное участие в дискуссиях молодежи и предложения со стороны активных и инициативных свежих идей. Также много всего было сказано о включении общественных организаций в оказание государственных услуг — эта тема находится в топе главных последних лет.

Как бы там оно ни было, мероприятий и структур и в России в целом и в частности в Хабаровском крае достаточно. Другое дело, как они работают. Но это общий вопрос современности, актуальный для каждой сферы.

Сказка

Жил-был город. И были у него жители. Каждый день в город приходило солнце, машинки собирались в пробки, все спешили на работу, в поликлинику, в общем, кто куда. Было в городе три торговых центра, два парка, два кинотеатра, несколько крупных заводов. И спотыкались жители о неудобные бордюры, ходили мимо сереньких зданий, а еще хуже — мусорных кучек, образовавшихся, потому что в районе не хватало урн. Каждый день солнце приходило в город, он жил-был, и его жители просто были. Сами не понимая, почему им все время что-то не нравится.

«Ситуация, когда жителям городов не нравится, как устроено пространство вокруг, типична для всей постсоветской России», — так считает известный урбанист и социальный инженер Святослав Мурунов, также являющийся руководителем Центра прикладной урбанистики при Московской высшей школе социальных и экономических наук. Многие его подходы берут на вооружение «совершенствователи городской среды» в регионах. Не обошло это стороной и наш край. А все же, почему?

В Хабаровске Святослав был несколько раз — несколько лет назад на своих лекциях он успел заразить местных ребят с активной позицией своими идеями. Продолжил свой «путь» урбанист и в этом году, прочитав несколько лекций на молодежном форуме «Амур». Многие участники отметили, что, слушая разностороннего докладчика, они понимали, насколько точно он «бьет», как верно все говорит. Чем же так затягивает аудиторию этот колоритный докладчик? В первую очередь, скорее всего, тем, что оценивает окружающую действительность так, как она есть, без прикрас, предлагая при этом реальные механизмы позитивных перемен. 

В основе того, что говорит Мурунов и в целом практикует Центр прикладной урбанистики, подходы, обозначенные ранее Вячеславом Глазычевым, доктором искусствоведения, считающимся отцом российской урбанистики. Он предлагал при изучении чего-то сложного (а город — штука очень непростая) использовать метод «рамок» — сфокусироваться на чем-то одном. Как же это работает? 

При изучении городов урбанисты используют пешие осмотры. Святослав и его команда «просканировали» 80 российских городов — они обошли их пешком, наблюдая, где и что не так лежит, стоит, построено. Например, о многом говорит городская мебель: поверьте, по тем же скамейкам можно многое сказать о дизайнерских традициях, ЖКХ, культуре конкретного населенного пункта. Если в городе валяется мусор, урбанисты оценивают, где это происходит, как вообще он, мусор этот, там появился, и делают на основе этого анализа выводы о конк-ретном районе города. И на первый взгляд город может не выдавать чего-то странного, но пройдите по нему пешком и подумайте. Вы начнете оценивать, почему здесь появилась та или иная заброшенная промзона, а зачем же в этом месте существует такой никому не нужный на первый взгляд сквер и, может, он все-таки кому-то нужен. Вопросов уйма, но и ответы на них есть.

Именно жители города являются главным источником информации для исследователя. Спросите любого своего соседа, что ему нравится в городе, а что нет. Скорее всего, он перечислит по пунктам. Это и есть ключ к ответу на наболевшие вопросы. «Например, жителям каждого города свойственно страдать из-за сужения исторических центров», — считает Мурунов. 

При всем при этом такая тенденция влияет и на отток населения. Вряд ли кто-то задумывался о том, что если, скажем, дом, представляющий художественную ценность, завесить баннерами, из города начнут уезжать художники, ведь перекрыт их культурный код, утерян источник вдохновения.

Урбанисты, которые занимаются исследованием городов, могут без проблем доложить любой власти о том, что волнует их население. Представим ситуацию: встречаются урбанист и градоначальник. Представитель власти говорит: «Мы провели исследования и выяснили, что на этом месте должны быть велодорожки. 80% населения так считает». Стоит понимать, что даже данные соцопросов могут быть относительными. Нужно просто задуматься, кого спрашивали, где, когда. Возможно, проголосовали в большей степени жители северного района, а речь идет о центре. Урбанист в этой ситуации рассмотрит пространство иначе: он заметит «колонию» гуляющих молодых мамочек с колясками, которые томно опираются о деревья, в тени которых останавливаются. Тут-то городской исследователь и выдаст: «Нет, не соглашусь, здесь явно не хватает скамеек, и лишними являются вон те высокие бордюры».

И это далеко не все, что таит в себе урбанистика. Помимо функционального использования городского пространства, эта сфера предполагает еще и коммерциализацию. Допустим, те же скамейки для мамочек появятся. Но ведь необязательно за счет муниципалитета. Предположим, расходы возьмет на себя предприниматель, торгующий детскими товарами. Поставит скамейки, разместит на них минимальную, но важную информацию о компании, приедет телевидение, снимет весь процесс. Целое событие получилось, да еще и такое, от которого все только выигрывают — мамочки отдыхают, предприниматель получил рекламу, СМИ — информационный повод, власть решила проблему, не задействуя особенных ресурсов. 

Важным моментом в построении идеального города является еще и включенность населения. Особенно если речь идет о дворовых сообществах. Более или менее успешное сообщество — это когда во дворе жители друг друга знают если не по именам, то хотя бы могут идентифицировать соседей по лицам, когда большинство местных готовы включиться в решение общих проблем. Как отмечает Мурунов, в развитии таких сообществ не очень-то заинтересованы. Возьмем тот же бизнес. Если дворовое объединение будет высоко организовано, предприниматели не смогут настроить сколько им угодно парикмахерских в рядом расположенных домах. Жители тут же сообща «встанут с вилами» и скажут: «Нет, нам не нужны ваши парикмахерские, мы хотим аптеку и продуктовый магазин». Неувязочка получается.

Кстати, а вот со стороны краевого министерства ЖКХ приходилось неоднократно слышать: «Объединяйтесь в ТСЖ, предлагайте, организуйте дворовое пространство, внедряйте энергосберегающие технологии, управляйте». Ан нет, далеко не в каждом дворе увидишь инициативных местных жителей. В Хабаровске, например, известно немного ТСЖ, которые действительно болеют за свое имущество. Остается только ждать перемен, требовать пока не получается.

— Исторические центры очень сильно зашторили баннерами, рекламными вывесками. Казалось бы, бизнесу хорошо. Но когда вы начинаете копаться, оказывается, что и бизнесу не хорошо, потому что это работало только первые два-три года, когда не было других каналов коммуникации. А сейчас, когда рынок насытился, это перестало работать. Вместе с этим исчезла городская идентичность, стерлась визуальная карта города, а других площадок — взамен, — не появилось» — признался урбанист в интервью The Village.

Проблемы: 

1. Большое количество барьеров: заборы, шлагбаумы. Причем как старые, так и новые. Задумайтесь: как только появляется новостройка, ее жители начинают собирать деньги на устройство ограждения, чтобы закрыться от всех как можно надежнее — вот кредо новых дворов. А если обратиться к регламентам? Целый список учреждений по понятным, в принципе, причинам должен быть огорожен — школы, детские сады. Все это приводит к тому, что город превращается в одни сплошные закрытые зоны. Наличие барьеров, к слову, свойственно не только пешеходным зонам и местам «обитания» людей, но и транспортной системе — на дорогах то и дело встречаются разделители и непонятные сюрпризы в виде «интересного» поворота или «странного перекрестка». Например, многие автолюбители отмечают, что в их городах есть участки дорог, где постоянно случаются аварии. Дело, вероятно, не в том, что имеет место мистический аспект, скорее, речь о неправильном устройстве этой части трассы.

2. Неэффективно используемая территория. Даже в мегаполисах недалеко от центра можно найти пустыри и заброшенные промзоны. Европейские урбанисты утверждают, что каждый участок должен «работать» и приносить прибыль. В нашей стране в силу менталитета и убеждения в безграничности границ такой подход далеко не всегда актуален.

3. Отсутствие многофункциональности. Часто в российских городах недавно построенные торговые центры выполняют функции исключительно площадей, которые арендуют предприниматели для продажи косметики, одежды и всего, что только в голову взбредет. Редко когда встретишь торговый центр с парком на крыше или в том же торговом центре филиал университета. То есть общественное пространство используется только для одной цели. Да и жилье чаще всего строится типовым — первые этажи под административные здания, минимальные условия на детской площадке, минимум озеленения. Справедливости ради в Хабаровске стоит все же отметить изменение этой тенденции: известно, что этим летом на крыше «Энерго-Плазы» удачно разместилась зона отдыха, а многие жилищные комплексы стремятся предугадать все, что потребуется будущим новоселам, возводя даже объекты социальной инфраструктуры.

4. Большое количество коммерческой рекламы. Речь в первую очередь о той, что портит облик исторических районов. Часто баннеры вступают в противоречие с видовыми точками, создавая целое море визуальных конфликтов. Самое обидное, что не вписывающаяся в окружение реклама не работает. Получается, ни красоты, ни прибыли.

5. Сокращение пешеходной инфраструктуры. Число личных автомобилей неумолимо увеличивается, что диктует новые правила: все для машин. Даже в населенных пунктах со 100 000 жителей можно заметить пробки. Вырубаются деревья, сужаются тротуары, освобождая место для парковок. Иногда можно заметить несвязность пешеходных путей: идете вы по парку, хотите повернуть, а там одни газоны вокруг, ни намека на тропинку. Что делать? Вперед по газонам. И виновато, поверьте, не воспитание.

6. Ограниченная рекреация. В большинстве российских парков из развлечений вам предложат, пожалуй, только присесть на скамейку и почитать. Скамейка эта редко когда оснащается навесами, позволяющими укрыться от дождя. Противоположный пример — наша набережная. При ее совершенствовании пространство задействовано по максимуму, интересы многих общественных групп учтены.

 

 

 

0
0
Ваша оценка: Нет


Отправить комментарий

ВОЙТИ С ПОМОЩЬЮ
Ваше имя
Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
Комментарий
By submitting this form, you accept the Mollom privacy policy.

Комментарии