Слово редактора

Текст: 
Анастасия Хаустова

 

Выходишь из дома в шесть утра, пока город, как у Брэдбери, окутанный полутьмой, «еще нежится в постели». Постель эта холодна, застелена опавшей мокрой листвой, вместо одеяла — первые неуверенные снежинки, подбрасываемые жгучим морозным ветром. Он будто сидел в шкатулке Снежной королевы и только и ждал, чтобы вырваться на свободу. Дышишь полной грудью, сжимаешь  покрасневшие руки, горбишь спину в надежде поймать хоть толику тепла. Еще мгновение, и появляются ярко-желтые лучи, нетипичные для здешней картины в этот самый момент времени. Идешь и понимаешь, как динамичен мир вокруг, как быстро меняется то, что ты видишь, и насколько прекрасен город в эту самую минуту. И в следующую, и  прямо сейчас. Вспоминаешь события, друзей, врагов, все, что случилось этой настоящей осенью — такой, какой ее рисуют поэты. Дальше — дела, пункты в ежедневнике. Вечер. Будто-то кто-то очень заботливый задернул шторы, и город снова замер перед тем, как погрузиться в свою постель. Замерзшими пальцами набираешь знакомый номер. Опять идешь, пробиваясь сквозь стену порхающих вокруг листьев. Встреча. Родные ладони, такие горячие при всем окружающем холоде. Ты держишь их жадно, боишься отпустить. Оставляешь в этих любимых ладонях свое тепло. И так всегда, даже если ветер вздумает разлучить вас на пять минут. Утром ты пойдешь дальше, понимая, что скоро все повторится и ты вновь испытаешь настоящее счастье.

Любите друг друга этой осенью, осталось всего 30 дней.

 

 

 

 
 
Выходишь из дома в шесть утра, пока город, как у Брэдбери, окутанный полутьмой, «еще нежится в постели». Постель эта холодна, застелена опавшей мокрой листвой, вместо одеяла — первые неуверенные снежинки, подбрасываемые жгучим морозным ветром. Он будто сидел в шкатулке Снежной королевы и только и ждал, чтобы вырваться на свободу. Дышишь полной грудью, сжимаешь  покрасневшие руки, горбишь спину в надежде поймать хоть толику тепла. Еще мгновение, и появляются ярко-желтые лучи, нетипичные для здешней картины в этот самый момент времени. Идешь и понимаешь, как динамичен мир вокруг, как быстро меняется то, что ты видишь, и насколько прекрасен город в эту самую минуту. И в следующую, и  прямо сейчас. Вспоминаешь события, друзей, врагов, все, что случилось этой настоящей осенью — такой, какой ее рисуют поэты. Дальше — дела, пункты в ежедневнике. Вечер. Будто-то кто-то очень заботливый задернул шторы, и город снова замер перед тем, как погрузиться в свою постель. Замерзшими пальцами набираешь знакомый номер. Опять идешь, пробиваясь сквозь стену порхающих вокруг листьев. Встреча. Родные ладони, такие горячие при всем окружающем холоде. Ты держишь их жадно, боишься отпустить. Оставляешь в этих любимых ладонях свое тепло. И так всегда, даже если ветер вздумает разлучить вас на пять минут. Утром ты пойдешь дальше, понимая, что скоро все повторится и ты вновь испытаешь настоящее счастье.
Любите друг друга этой осенью, осталось всего 30 дней.
0
0
Ваша оценка: Нет


Отправить комментарий

ВОЙТИ С ПОМОЩЬЮ
Ваше имя
Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
Комментарий
By submitting this form, you accept the Mollom privacy policy.

Комментарии