Прямой разговор

Текст: 
Анастасия Хаустова
Фото: 
Ольга Эйсмонт

Начальник УМВД России по Хабаровскому краю Михаил Черников с первой минуты знакомства дает понять, что личность он неординарная. Любит спорт, с уважением относится к родителям, уверенно принимает решения и готов постоянно открывать для себя что-то новое. Генерал-майор полиции в нашем интервью размышляет о призвании, долге и даже о кинематографе

Михаил Юрьевич, в вашем случае служба в органах — детская мечта или жизненные обстоятельства?
Еще в школе я почувствовал огромное желание служить в органах. В сочинении на тему «Кем я хочу стать» так и написал: «Моя профессия — следователь». В своей работе изложил все детально, представил аргументы, поразмышлял о будущем. Учитель обвинила меня в списывании и влепила тройку. Расстроился, конечно, но на мое желание это не повлияло — понимал, что если изолировать как можно больше преступников, жизнь станет спокойнее.
А ваша семья была связана с правоохранительными органами?
Нет, мама педагог по первому образованию, со временем окончила еще один вуз и получила профессию химика. Работала на Ачинском глиноземном комбинате инженером в центральной химической лаборатории. Отец был «человеком из народа» — образование 10 классов, простой работяга, слесарь шестого разряда. Семьи в Советском Союзе образовывались по похожему сценарию. Комбинат в Ачинске — ключевое предприятие, дающее рабочие места и, самое главное, возможность городу жить. Родители попали сюда по распределению: отец после армии по комсомольской путевке, мама после вуза по направлению. Встретились, создали семью, появился я. Считаю, что мне дали отличное воспитание, вложили даже больше, чем могли.
Будучи ребенком, играли в милиционеров и преступников?
Не помню, чтобы были именно такие игры. Чаще всего это была войнушка — каких-то специальных и особенных игрушек у нас не было, автоматы выпиливали сами из дерева. Думаю, что это очень способствовало развитию.
А в школе какой предмет любили больше всего?
Предпочтение отдавал математике. Этот предмет давал возможность думать, тренировал логику. Особенно меня увлекала геометрия — доказательство теорем нравилось более всего. Многие сегодня отдают предпочтение гуманитарным наукам — конечно, знание истории, например, просто необходимо каждому жителю нашей страны, но точные науки забывать не стоит — они формируют кругозор, развивают. Для тех, кто будущей профессиональной сферой видит следствие, они буквально бесценны.
Как все-таки вы попали на службу в органы?
Первый вуз, который я окончил, не был профильным — это был строительный институт в Ачинске. Прошел все самые страшные студенческие предметы в этой области — и сопромат сдавал, и строительную механику изучал. Конечно, хотел сразу поступить в юридический, но конкурс туда был просто запредельным — даже одна моя родственница, круглая отличница, не смогла с первого раза пройти жесткий отбор. Мне же в то время нужно было думать не только о карьере, но и о том, как помочь родителям, ведь я являлся единственным ребенком в семье, да еще и по меркам того времени поздним. Несмотря на то что учился в строительном, специальность была связана с организацией безопасности дорожного движения. После окончания вуза поступил на службу в ГАИ. Помню, попросил начальника УМВД взять меня в следствие — детские мечты не оставлял. Он сказал: «Отработай год, возьмем». Но линия службы выбрала несколько другое направление — я стал командиром роты, потом начальником ГАИ, начальником территориального органа милиции.
Юридическое образование все же получили?
Разумеется! Окончил по этому направлению Красноярский госуниверситет, осуществил давнюю мечту. Это был бесценный опыт, во время обучения получил множество практических знаний, очень повезло с научными руководителями, с преподавателями. Запомнился заведующий кафедрой уголовного права Александр Соломонович Горелик — профессор, выдающийся юрист, правозащитник. Он научил меня правильно расставлять акценты, относиться к делу, быть настоящим специалистом.
Один из этапов вашей службы связан с Северным Кавказом. Расскажите об этом.
На должность заместителя начальника ГУ МВД по Ставропольскому краю меня назначили в 2011-м. Решение принимали на семейном совете, родители очень переживали. Помню, отец сказал, что я должен поехать, поступить по долгу чести и профессии. Так и сделал. Считаю, что этот опыт оказался очень полезным — только представьте, насколько там широк национальный состав населения. Навыки дипломатии, поиска компромиссов, глубокого проникновения местных жителей просто обязательны, и их приобретаешь и оттачиваешь со временем.
Михаил Юрьевич, в вашем случае служба в органах — детская мечта или жизненные обстоятельства?
Еще в школе я почувствовал огромное желание служить в органах. В сочинении на тему «Кем я хочу стать» так и написал: «Моя профессия — следователь». В своей работе изложил все детально, представил аргументы, поразмышлял о будущем. Учитель обвинила меня в списывании и влепила тройку. Расстроился, конечно, но на мое желание это не повлияло — понимал, что если изолировать как можно больше преступников, жизнь станет спокойнее.
 
А ваша семья была связана с правоохранительными органами?
Нет, мама педагог по первому образованию, со временем окончила еще один вуз и получила профессию химика. Работала на Ачинском глиноземном комбинате инженером в центральной химической лаборатории. Отец был «человеком из народа» — образование 10 классов, простой работяга, слесарь шестого разряда. Семьи в Советском Союзе образовывались по похожему сценарию. Комбинат в Ачинске — ключевое предприятие, дающее рабочие места и, самое главное, возможность городу жить. Родители попали сюда по распределению: отец после армии по комсомольской путевке, мама после вуза по направлению. Встретились, создали семью, появился я. Считаю, что мне дали отличное воспитание, вложили даже больше, чем могли.
 
Будучи ребенком, играли в милиционеров и преступников?
Не помню, чтобы были именно такие игры. Чаще всего это была войнушка — каких-то специальных и особенных игрушек у нас не было, автоматы выпиливали сами из дерева. Думаю, что это очень способствовало развитию.
 
А в школе какой предмет любили больше всего?
Предпочтение отдавал математике. Этот предмет давал возможность думать, тренировал логику. Особенно меня увлекала геометрия — доказательство теорем нравилось более всего. Многие сегодня отдают предпочтение гуманитарным наукам — конечно, знание истории, например, просто необходимо каждому жителю нашей страны, но точные науки забывать не стоит — они формируют кругозор, развивают. Для тех, кто будущей профессиональной сферой видит следствие, они буквально бесценны.
 
Как все-таки вы попали на службу в органы?
Первый вуз, который я окончил, не был профильным — это был строительный институт в Ачинске. Прошел все самые страшные студенческие предметы в этой области — и сопромат сдавал, и строительную механику изучал. Конечно, хотел сразу поступить в юридический, но конкурс туда был просто запредельным — даже одна моя родственница, круглая отличница, не смогла с первого раза пройти жесткий отбор. Мне же в то время нужно было думать не только о карьере, но и о том, как помочь родителям, ведь я являлся единственным ребенком в семье, да еще и по меркам того времени поздним. Несмотря на то что учился в строительном, специальность была связана с организацией безопасности дорожного движения. После окончания вуза поступил на службу в ГАИ. Помню, попросил начальника УМВД взять меня в следствие — детские мечты не оставлял. Он сказал: «Отработай год, возьмем». Но линия службы выбрала несколько другое направление — я стал командиром роты, потом начальником ГАИ, начальником территориального органа милиции.
 
Юридическое образование все же получили?
Разумеется! Окончил по этому направлению Красноярский госуниверситет, осуществил давнюю мечту. Это был бесценный опыт, во время обучения получил множество практических знаний, очень повезло с научными руководителями, с преподавателями. Запомнился заведующий кафедрой уголовного права Александр Соломонович Горелик — профессор, выдающийся юрист, правозащитник. Он научил меня правильно расставлять акценты, относиться к делу, быть настоящим специалистом.
 
Один из этапов вашей службы связан с Северным Кавказом. Расскажите об этом.
На должность заместителя начальника ГУ МВД по Ставропольскому краю меня назначили в 2011-м. Решение принимали на семейном совете, родители очень переживали. Помню, отец сказал, что я должен поехать, поступить по долгу чести и профессии. Так и сделал. Считаю, что этот опыт оказался очень полезным — только представьте, насколько там широк национальный состав населения. Навыки дипломатии, поиска компромиссов, глубокого проникновения местных жителей просто обязательны, и их приобретаешь и оттачиваешь со временем.
 
Далее на вашей личной карте отметился Хабаровский край?
Совершенно верно! Приехал сюда в феврале 2015-го, город мне сразу понравился — он чем-то напоминает правобережную часть родного Красноярска. Помню, поразило большое количество снега, приятно удивило и обилие солнца, и то, как хорошо освещены улицы ночью. Конечно, нельзя не отметить шикарные парки, удивительные ледяные скульптуры. 
 
В профессиональном отношении регион имеет свои отличия?
Да, в первую очередь особенностью края является наличие биоресурсов, это отчасти формирует нашу картину дня. Кроме того, у региона есть исторические особенности, связанные с формированием местного населения ссыльными. Это обусловило сегодняшний состав преступлений — на первый план выходят бытовые, например, кражи аккумуляторов, зеркал, велосипедов. В центральной части страны такие преступления уже ушли на второй план. До 70 % обращений в сутки связаны с нарушением тишины — люди жалуются на проблемных соседей и их громкую музыку, ночные «гулянья» во дворах. Этот вопрос, конечно, еще требует законодательной доработки.
 
А кадры, с которыми работаете, как оцениваете?
Очень высоко. Причем как управленческие, так и рядовые. У нас хорошие оперативники, они действительно все силы прилагают для того, чтобы раскрыть преступления. Приятно, что в Хабаровске есть высшая профессиональная школа, готовящая квалифицированных специалистов. Многое делается для вовлечения общественности в борьбу с преступностью. Например, мы ввели институт помощников участкового, он уже эффективно действует, особенно в отдаленных районах края. В целом отношение сотрудников полиции к своим обязанностям радует — мы ведь, как врачи, в каком-то смысле тоже лечим, от нашей работы зависит здоровье общества.
 
Уже удалось посетить районы края?
Да, успел побывать во всех районах. Когда приезжаю в населенные пункты, обязательно захожу в местные магазинчики — они дают отличное представление. Можно посчитать, во сколько обходится средний набор продуктов, пообщаться с людьми в очереди, узнать, какие зарплаты. От этого ведь очень много зависит, в особенности уровень преступности.
 
Как восстанавливаете силы после тяжелых рабочих периодов?
Сейчас практически никак, свободного времени почти нет. Очень люблю кататься на горных лыжах, уже успел освоить и хабаровские спуски. Есть неплохие трассы разного уровня сложности, хороший ландшафт. Хотелось бы, конечно, чтобы инфраструктура для такого отдыха развивалась, появлялись секторы гостиниц, подъемники. Думаю, это было бы очень востребовано местными жителями и туристами из других регионов. Хороший пример в этом отношении — фанпарк «Бобровый лог» в Красноярске — замечательный комплекс в черте города.
 
Насколько нам известно, у вас особое отношение к спорту.
Со второго класса школы увлекся дзюдо, шел в этом направлении, но потом возникли проблемы со здоровьем, пришлось взять тайм-аут. Но, тем не менее, кандидатом в мастера спорта стал. Я являюсь мастером спорта СССР по гиревому спорту. Любовь к нему привил отец — принес как-то мне, двенадцатилетнему мальчишке, гирю 12 кг и говорит: «Давай, поднимай!». Занимался этим спортом достаточно серьезно, выступал за разные ачинские учебные заведения, объездил многие города Союза. Когда пришел в органы, стал заниматься физкультурой только для поддержания формы, а не профессионально. Сейчас тоже люблю сходить в спортзал, позаниматься со штангой, но все же как любитель.
 
Есть ли у вас какие-то особые кулинарные пристрастия?
Нет, я могу сказать, что практически всеяден. Правда, был несколько избалован на Кавказе натуральными продуктами. Из блюд могу выделить драники и все то, что связано с хорошо приготовленным мясом.
 
Остается ли время на искусство, кино, например?
Почти нет. Я вообще в большей степени являюсь поклонником советского кинематографа. Многие фильмы про полицию сегодня оцениваешь уже с профессиональной позиции, видишь все несостыковки, но все же старый добрый «И снова Анискин» всегда принимается на ура. Люблю очень идейный и правильный фильм «Зеленый фургон» — он заражает ярким проявлением честного отношения к работе. Нравится «Ликвидация» — иногда, отправляясь в командировку, с удовольствием пересматриваю некоторые серии. Уважаю творчество Евгения Гришковца, гениального моноактера. В его спектаклях взвешенно, в режиме нынешнего времени приводятся глубинные размышления о жизни, в частности, о том, чего должен достичь каждый мужчина.
 
И чего же, как вы думаете?
Встать на ноги, создать крепкую семью, передать детям свой опыт. Нет, речь не идет о тривиальных «деревьях, домах и сыновьях». Реализоваться можно и будучи отцом дочерей, но каких! Таких, которые, став взрослыми, будут наполнены правильными установками, взглядами. Тогда и отдача будет соответствующая, а значит, все не зря.
 
0
0
Ваша оценка: Нет


Отправить комментарий

ВОЙТИ С ПОМОЩЬЮ
Ваше имя
Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
Комментарий
By submitting this form, you accept the Mollom privacy policy.

Комментарии