Серьезное увлечение

Текст: 
Ольга Муниц
Фото: 
Марина Радькова

В назначенное время, в назначенном месте меломаны и любители качественного звука собрались вместе, выбрав на этот раз темой обсуждения старый добрый винил. Проект «Музыкальные дискуссии» продолжается

Герои:
Олег Хитрин, владелец сервисного центра «Korrad-Сервис», обладатель бесценной коллекции виниловых пластинок, поклонник японской и американской звуковоспроизводящей аппаратуры
Сергей Холостов, истинный аудиофил. Собственная коллекция пересекла отметку в 2000, а годы собирательства — черту в 20 лет
Редакция журнала «Лучшее в Хабаровске». С момента последней встречи немного продвинувшаяся в музыкальных познаниях, гордая обладательница 30 «раритетных» пластинок 
 
С первых минут встречи стало ясно — все-таки виниловые пластинки — это из плоскости мальчишеских увлечений: годы идут, игрушки становятся дороже. Кроме того, что у них потрясающей красоты конверты, для разработки которых, кстати, даже существует отдельная сфера дизайна, девочки ничего серьезного добавить не смогли. В арсенале каждого мужчины оказалось немало историй, связанных с увлечениями юности: первые самостоятельные покупки, счастливые обмены, недовольство супруги, детское «творчество». Каждый из них погрузился в теплые воспоминания советской молодости.
 Купить пластинку легально возможно было только в том случае, если она отечественная — производством такого винила занималась компания-монополист «Мелодия»: записи продавались в фирменных магазинах и отделах промышленных товаров. Хотя цены на пластинки были сравнительно невысокие, хорошим качеством они похвастаться не могли. И причина даже не в технологии звукозаписи, а скорее в родном менталитете с пометкой «на авось» — матрица, то есть форма с которой печаталась пластинка, была заезженной. В Японии и США эту самую матрицу добросовестно меняли каждые несколько сот пластов, в то время как «бережливые» мастера на родине заменяли только через тысячу, а то и несколько тысяч раз. Очевидно, что такие пластинки выходили из строя, заикались, появлялся характерный, знакомый многим из детства треск. Винил же импортного производства на прилавки советских магазинов не попадал, поэтому меломанам приходилось выкручиваться кто как мог и кому как позволяла совесть. Сложность заключалась не только в приобретении носителей звука, но и их проигрывателей: советская аппаратура не отличалась высоким качеством. Так в каждом более-менее крупном городе появлялись клубы филофонистов, по своей сути — виниловые барахолки. Меломаны Хабаровска покупали и обменивали пластинки в Доме культуры профсоюзов, между собой называя эту точку «толчок». С этим временем связано немало курьезных историй, повествующих об ушлых фарцовщиках. Пользуясь тем, что пластинку нельзя было прослушать на месте, они переклеивали «блины» (этикетки на самом диске) и меняли конверты, выдавая выступления Брежнева на очередном съезде КПСС под видом импортной группы типа Pink Floyd. Другое дело — знакомство «собирателей» с моряками дальнего плавания, чья работа была связана с загранкомандировками — такие связи обычно давали свои плоды. 
От трепетных «юных» воспоминаний разговор плавно перешел к «новому времени». В конце 90-х новая волна увлечения винилом докатилась и до нашей страны, буквально на десяток лет оторвавшись от продвинутых стран Западной Европы и США, где коллекционеры-любители давно поняли, что лучшее враг хорошего, а аналоговый, «нерафинированный» звук правдивее. Неплохими винилами среди современных меломанов также считаются записи производства бывших стран соцлагеря — Польша, Венгрия, Чехословакия. Однако самыми качественными с точки зрения технических характеристик выделяют пластинки производства Японии, Нидерландов, Великобритании и штатов. Один из собеседников за нашим дискуссионным столом в пример привел мнение своего друга — опытного аудиофила — об отличиях в звуке японцев, англичан и американцев: «Японский звук отличается детальностью, американский — «мясистый» и драйвовый, английский — обширный «по охвату», диапазону звучания. Впрочем, многое зависит от записанного материала, а конкретнее от жанра: трудно сравнивать джаз с роком или классикой. 
Далее наш разговор ушел в «тонкости настройки звука», где каждый делился опытом «лечения» комнаты. Как выяснилось, акустическая настройка — это своеобразная квинтэссенция науки и искусства, включающая в себя огромный арсенал аксессуаров и методов настройки, на профессиональном сленге называемые «подстройки». Среди них выделяют фильтры для «очистки» электричества, стойки для отдельных компонентов оборудования и изоляции от вибраций, специальные энергетические кабели, подключенные к сети, межблочные кабели. И это только те, что первыми пришли в голову. Лечение комнаты, ее стен, пола и потолка проводят разными способами — расстановкой аппаратуры в определенном порядке, звукоизоляцией абсорбционными материалами, однако ни один из них нельзя назвать оптимальным или универсальным, часто наладить в комнате «идеальный» звук встает в кругленькую сумму. 
0
0
Ваша оценка: Нет


Отправить комментарий

ВОЙТИ С ПОМОЩЬЮ
Ваше имя
Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
Комментарий
By submitting this form, you accept the Mollom privacy policy.

Комментарии