Без маски

Текст: 
Анастасия Хаустова
Фото: 
Вячеслав Митинькин

Есть люди, судьба которых и есть отражение истории. События их жизни тесно переплетаются с тем, что происходит вокруг, с тем, что не сходит с голубых экранов. Игорь Самсонов, директор ЧОП «КОС-Элит», отдал службе почти всю жизнь. Герой нашего времени, не иначе

За все, что у нас есть, нужно благодарить родителей. 
Спасибо матери, что показала, что такое хорошо, а что такое плохо. Все закладывается в детстве, уже потом ты сам на основе того, что тебе дали, выбираешь свой единственно правильный путь. Я встал на дорогу службы Родине, о чем никогда не жалел.
Когда знаешь, что в городе порядок, дышится легче, меньше переживаний за своих детей.
Хабаровск я считаю родным городом, хотя и родился в Белоруссии, по большому счету никогда отсюда не уезжал, за исключением времени, проведенного в многочисленных командировках. 
Дорога в правоохранительные органы в моем случае началась после армии. 
Отслужил я три года на подводной лодке на Тихоокеанском флоте, там же вступил в партию. После армии приняли меня в полк ППС, а чуть позже поступил в роту спецназа, которая только-только была создана.
Не деньгами нужно измерять степень преданности Родине.
В милиции никогда много не платили, да и вспомните, что это были за времена! Первые свои награды я получал хрусталем. Его потом скопилось столько, что и не знал, куда девать. Я тогда думал, может, лучше бы радиоприемниками давали или туристическими наборами. Конечно, и реальные награды имеются — множество государственных. 
Менялись названия структур, в которых я служил, — спецназ, ОМОН, СОБР, но суть никогда не менялась: мы всегда должны были быть там, где особенно горячо. 
Со временем я дошел до должности заместителя командира ОМОН УВД Хабаровского края, 12 лет служил там, потом перешел в Главное управление МВД России по ДФО, где был командиром СОБРа. Многие мои подчиненные сегодня работают на руководящих должностях в Нацгвардии и полиции. По выслуге лет в 2012 году ушел на пенсию. Вскоре меня пригласили возглавить ЧОП «КОС-Элит». Полученный опыт помогает мне в охранной деятельности. 
По сути, мои сегодняшние задачи остались прежними, может, изменились масштабы, но цель одна — сделать все, чтобы на вверенных объектах было все спокойно.
Сколько преступников, задержал, точно не знаю, могу только предположить. 
Это только когда поступаешь на службу в органы, каждого берешь на заметку, у нас даже соревнования негласные были, кто больше поймает, а потом все стирается. 
Интересных случаев было столько, что можно мемуары писать. 
И то, знаете ли, Дашкова будет плакать. Вот вам один пример. Еще в самом начале карьеры мы с напарником гнались за преступником. А тогда ж как? Обязательно при себе нужно было иметь свисток. Мой товарищ куда-то свой дел, при себе у него оказался только охотничий монокль. Вы представляете, с каким звуком он догонял преступника? Тот упал на землю и закатился смехом. Вот так и задержали.
Я видел все, что происходило в России в не самые радужные годы, почти все локальные конфликты прошли у меня на глазах. 
Первая, вторая чеченские кампании, конфликт в Дагестане — можно перечислять долго. Не был только в Афганистане — не взяли, хоть и писал заявление, поскольку служил на подлодке, и в Карабахе. Но, пожалуй, на мой век и этого хватило.
Война стирает все лишнее, выбивает из твоей жизни мусор горькой, но правдивой метелкой. 
Когда погружаешься в эту атмосферу, как-то невольно видишь, кто пустышка, а кто чего-то стоит, на кого можно надеяться. Иногда эти выводы совсем неожиданные. Служба в ОМОНе — это ведь не только надеть красивый берет. А ты попробуй пройти под пулями. Себя защитить и про того парня не забыть. Другое измерение, и ценности другие.
Своих нельзя бросать, особенно если ты командир. 
К моменту, когда началась чеченская кампания, я уже был в руководящем звене, в подчинении была рота ребят. Это на службе. А дома жена и двое маленьких дочерей — четырех и пяти лет. Как им сказать, что надо ехать в самое пекло? Нет, конечно, по всем правилам я мог 
и не ехать — семейные обстоятельства. Но как тогда смотреть в глаза подчиненным? Сказал супруге, что отправляюсь на Камчатку, на путину. Мол, скоро буду, не переживай. Но ведь нашелся кто-то, кто все ей рассказал. Она выбежала из дома в халате и тапках, приехала на такси и кричала, что ей нужно разобраться с генералом. Тогда я хотел как лучше, думал, никто ничего не узнает, связи ведь все равно нет. Но вышло, как вышло. Решил с тех пор всегда говорить все как есть.
На войне не страшна сама война, страшно совсем другое.
Какая-то бесшабашность появляется. Работа в органах вообще притупляет чувство страха, есть задача — надо выполнить. В первую чеченскую кампанию появились первые потери — нарвались на обстрел боевиков в Аргуне. Действительно страшно, когда возвращаешься домой и кого-то не привезешь. Нужно смотреть в глаза членам его семьи, что-то объяснять. А как? Какие слова найти?
Наши семьи заслуживают геройских званий не меньше нас. 
Жена ждала меня дома по два месяца, и сложно представить, каково это. Иногда в год я по 8 месяцев проводил в командировках, с перерывами, конечно. И дети фактически росли без меня. Успел проводить их в первых класс, кажется, и в третий, и на выпускной только к одной дочери попал. Хорошо, что они выросли отличными людьми. Теперь смотрю на них и горжусь. Уже стал дедом замечательного внука.
Самое удивительное, что я добрый.
Это в кино показывают омоновцев, которые кладут всех лицом на пол или открывают огонь на поражение. А ты попробуй убедить человека, чтобы он сам тебе открыл дверь, приведи аргументы. Я это и сегодня говорю нашим сотрудникам. Сложность их работы в том, что они, помимо охранной функции, еще и выступают в качестве дипломатов — ведут переговоры с правонарушителями. И еще я учу их тому, что они должны быть готовы к любой ситуации. Никогда не знаешь, с чем столкнешься, когда сработала тревожная кнопка — это может быть простая кража, мелкое хулиганство или разбойное нападение.
После стольких лет службы в органах у меня нет врагов.
Преступники, которых я задерживал, чаще всего понимали, что не зря. За что им меня ненавидеть? Они на той стороне, я на этой. В свое время мы наводили порядок и в ситуации с незаконными мигрантами, и преступностью в самых криминогенных районах города — чего стоила много лет назад Березовка или тот же Центральных рынок, и на массовых мероприятиях — выезжали, например, на хоккейные матчи. Проявляли себя и на путине, и в охране высокопоставленных лиц. За 30 лет службы случалось всякое. Этот опыт очень полезен при организации деятельности охранного предприятия. Он неоценим, и это наше явное преимущество.
После того что я пережил, я выживу хоть на другой планете. 
Раньше хотелось мира во всем мире, порядка всегда и везде. Что смог, то сделал. Родина твердила: «Надо», а мы всегда отвечали: «Есть». Да и сейчас продолжаем. Хочется счастья — себе, близким, спокойствия городу и краю, светлого будущего всей нашей стране. 
0
0
Ваша оценка: Нет


Отправить комментарий

ВОЙТИ С ПОМОЩЬЮ
Ваше имя
Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
Комментарий
By submitting this form, you accept the Mollom privacy policy.

Комментарии