Горный историк

Текст: 
Антон Соколов
Фото: 
Антон Соколов

Каждый раз, когда иду к очередной вершине, убеждаюсь, насколько прав был Владимир Высоцкий. «Лучше гор могут быть только горы, на которых еще не бывал!». Они обладают способностью влюбить в себя человека — раз и навсегда

Старт
В один из теплых и солнечных октябрьских дней, столь характерных для Приморья, мы с давним владивостокским другом — опытным туристом Алексеем Хомиком — прибыли на кордон национального парка «Зов тигра» (гора Облачная находится на его территории), чтобы выписать пропуска. Нам повезло — пожароопасный период еще не объявили, поэтому с документами проблем не возникло. 
Прошедший в прошлом году ураган «Лайон рок» натворил на территории нацпарка немало бед: например, уничтожение дороги на участках, идущих вдоль Уссури. Поэтому автотранспорт вынужден двигаться прямо по реке, периодически пересекая притоки. Раньше до высоты 980 м шла лесовозная грунтовка, и особо отчаянные автомобилисты проезжали туда. Теперь же дорога наверх местами превращена в овраг и проходима только пешком.
Поднимались по грунтовке вдоль ключа Гнилого — это самый простой путь восхождения. Удивительно, что здесь уже практически облетели все деревья, тогда как совсем недалеко, на хребте Зубы Дракона, еще полыхает самая настоящая золотая осень. Тем не менее, красота этих мест радовала глаз. Мы шли по размытой грунтовке до отмеченного на карте родника — там нужно будет пополнить запасы воды (на вершине ни снега, ни родников сейчас нет). Вдруг справа от дороги заметили дым. Горел лес, причем было видно, что возгорание произошло рядом с дорогой. Скорее всего, от брошенного кем-то окурка. Но потушить уже не представлялось возможным — ветер раздувал фронт пламени, и существовал риск обгореть самим. 
Встреча
Не доходя до самого верхнего родника, мы увидели, вероятно, ту самую группу, о которой нам говорили егеря. Когда подошли, они как раз набирали воду из родника, потому пришлось делать вынужденный привал. Это были совсем молодые ребята. Познакомились, разговорились… Выяснилось, что их планы совпадают с нашими — подняться до предвершинного плато на высоте 1 700 м и поставить базовый лагерь. Поэтому они усиленно запасали воду — ведь наверху ее нет.
Вскоре мы миновали последнюю организованную стоянку. Ребята значительно отстали, но мы не переживали за них — не заблудятся. Здесь дорога заканчивалась, и в лес уходила натоптанная тропа. Это была настоящая хвойная тайга с замшелыми лежащими стволами и свисающими с деревьев бородами лишайников. Мы нырнули под его полог и пошли по тропе, периодически перешагивая упавшие бревна. Чем дальше, тем подъем становился круче. Было по-летнему жарко, потому пришлось сделать вынужденный привал, чтобы снять с себя максимальное количество одежды. 
Периодически попадались то следы копыт и помет изюбря, то зарапины на коре от когтей медведя, то шишки, распотрошенные кедровко. Жаль, что никто из них не захотел показаться и «попозировать» на камеру.
Между тем, время неизбежно клонилось к закату. Когда мы вышли из леса на курумник, солнце уже опустилось достаточно низко. По долине Уссури стала наползать дымка, смешивающаяся с дымом дальних пожаров и заполняющая низины. Пара «контрольных выстрелов» камерой, и мы продолжаем подъем. Передвижение по курумнику осложнялось тем, что многие камни были «живыми» и смещались при попытке наступить на них. Приходилось соблюдать максимальную осторожность, прощупывать камни трекинговыми палками. С каждым набранным метром высоты сил становилось все меньше, все чаще останавливались на привал.
Петли
Но вот тропа вошла в пояс стланика. Она петляла кругами, обходя массивы этого «лежачего леса». Однако мы понимали, что видимая потеря времени на эти петли обходится нам экономией сил, потому что лезть напрямую в заросли стланика — это кромешный ад. В какой-то момент мы увидели, что все вокруг окрасилось в апельсиновые тона. Это солнце, задевая лучами верхушки деревьев, стало погружаться за горные хребты. Я не смог удержаться и достал камеру, чтобы запечатлеть закат. Через мгновение последний кусочек светила нырнул за линию горизонта, и миром стала завладевать ночная тьма.
Но нам до места стоянки осталось совсем немного. Пока все вокруг еще не погрузилось в темноту окончательно, мы успели дойти до плато, на краю которого находилась небольшая, поросшая стлаником вершина высотой 1 760 м. По плато гулял ветер такой силы, что рюкзаки парусили. Выбрав площадку вплотную к склону, чтобы хоть как-то спрятаться от ветра, мы очистили поверхность от камней и стали ставить палатку. Тем временем подошли ребята, и вскоре у нас образовался компактный лагерь из трех палаток. У меня нашлась «неучтенка» — самодельный сироп из калины на меду, а чай мы заварили из старых листьев бадана, собранных неподалеку.
Утро
Проснулись мы перед самым рассветом и отправились снимать. Было холодно, ветер пронизывал одежду тысячей мельчайших кинжалов. С нашей стоянки открывался потрясающий вид как на вершину горы Облачной, так и на долину Уссури. Было видно и хребет Зубы Дракона с его наивысшей точкой — горой Сестра, и даже водораздельный хребет, отделяющий от бассейна Уссури одну из красивейших рек Приморья — Милоградовку. Вскоре из-за гор красным пятном начало появляться солнце, окрашивая все вокруг в розовато-оранжевые тона. Долины, словно чаши, были наполнены дымкой. Облака на востоке расступились, и стало видно вершину горы Снежной — той самой, с которой берет начало великая дальневосточная река Уссури. Несмотря на ранний подъем и холод, мы заворожено наблюдали за рождением нового дня. Ради такой красоты стоило проделать нелегкий путь с рюкзаками до горного плато! 
Смысл
Нам предстояло подняться на вершину. Поэтому, наскоро выпив чая и бросив в штурмовой рюкзак термос с шоколадом, мы двинулись по тропе через стланик. Сначала нам нужно было идти траверсом мимо вершины 1760 м. Затем тропа вышла на седловину, с которой открывался потрясающий вид на горные хребты. И сама Облачная была как на ладони. Тут-то, глядя на ее склон, Алексей заметил движущиеся фигурки. Без сомнения, это были люди! Но по тропе со вчерашнего дня никто не проходил, а ребята в соседних палатках еще не проснулись. Значит, поднимающиеся на вершину пришли сюда иным путем? 
Седловина была абсолютно плоской. Здесь можно было бы поставить много палаток — если бы не ветер. Устремляющийся потоком между вершин, как в аэродинамической трубе. Через мгновение стало тянуть обрывками облаков, и вскоре мы оказались погруженными в белое молоко тумана. Видимость составляла не более 10 м, а влажность воздуха чувствовалась кожей. В такой ситуации легко потерять ориентиры и сбиться с пути, если идти без компаса или других приборов. Мы были готовы к такому повороту событий, но очень не хотелось идти «вслепую», не запечатлев окружающую красоту. Но вскоре, видимо, вершина проявила к нам благосклонность: порывом ветра облако сдуло, и видимость восстановилась.
С плоской части седловины, через стланик, мы спустились в защищенное от ветра место. Здесь туристы часто ставят палатки, называя эту стоянку «цветочная поляна». И действительно, на ней растет целыми куртинами рододендрон золотистый, который в июне своими крупными светло-желтыми цветками превращает эту поляну в подобие оранжереи. Листья этого кустарника пригодны для заваривания в чай, поэтому мы собрали немного для разнообразия.
Финиш
После «цветочной поляны» начался крутой подъем по курумнику. Это был «последний рывок» перед вершиной. Солнце уже высоко стояло над горизонтом, а потому подниматься было жарко — несмотря на сильный ветер. «Живые» камни курумника не давали расслабляться — при любом неверном движении они смещались, грозя путнику потерей равновесия. Каждый метр подъема давался с трудом, но и виды, открывавшиеся с каждым набранным метром, становились все более завораживающими. Когда силы не позавтракавших путников были уже почти на исходе, как-то резко крутой склон перешел в горизонтальное пространство. Это и была вершина горы Облачной.
Вместо традиционного тригопункта на вершине стоял сделанный из трубы факел. Это был «олимпийский огонь», который занесли наверх и зажгли по случаю олимпиады в Сочи члены одного из приморских турклубов. Недалеко от него из камней выложена круговая стенка для защиты от ветра. Внутри ограниченной ею окружности, мы увидели нескольких человек, занятых трапезой. Они пригласили нас присоединиться. Это и были те, фигурки которых мы заметили на склоне Облачной. Оказалось, что, встав в 4 утра для восхождения, они сбились с тропы и прошли напролом через заросли стланика! 
Мысли
В лагере нас ждали завтрак с овсянкой и дальнейший спуск. Погода благоприятствовала, и мы спустились быстро. На кордоне сказали, что пришло распоряжение о закрытии посещения нацпарка в связи с пожароопасным периодом! Приедь мы в «Зов тигра» на день позже, восхождения могло бы не случиться, егеря просто не пустили бы. Порадовавшись везению, мы заехали на метеостанцию «Березняки», чтобы навестить гостеприимного метеоролога Александра, приютившего нас в 2014 году после метели на горном плато. Там и заночевали. На следующий день нас ждали купание в Уссури и обратный путь во Владивосток. Возвращаться «в суету городов и потоки машин» не хотелось, ведь «именно в горах навсегда останется мое сердце». 
0
0
Ваша оценка: Нет


Отправить комментарий

ВОЙТИ С ПОМОЩЬЮ
Ваше имя
Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
Комментарий
By submitting this form, you accept the Mollom privacy policy.

Комментарии