Легенды старого рояля

Текст: 
Алана Хидирова
Фото: 
Алана Хидирова

В одном из домов Хабаровска стоит рояль. Несмотря на свою вековую историю, он совсем как новенький, будто вчера его владельцы касались клавиш и сливали с его звучанием в единый поток свои чувства. Какова же его история? Как он проделал путь не только в тысячи километров, но и сквозь время?

 
Молчаливый сосед
Революция 1917 года и политические перевороты полностью перевернули жизнь миллионов людей, многие из которых положили свои жизни на защиту Родины, другие были вынуждены оставить все нажитое, навсегда покинуть родные места и искать спасения в отдаленных уголках нашей большой страны. Казалось, что в те годы повсюду царил переполох.
По невероятному стечению обстоятельств частью ушедшей эпохи переворотов оказался старинный немецкий рояль Stürzwage, попавший в середине прошлого века в Хабаровск.
Свое новое пристанище в дальневосточной столице инструмент нашел в нашей семье. К счастью, мы всегда относились к роялю как к реликвии и были уверены в том, что такой старинный и уникальный инструмент обязательно должен иметь свою историю.
Так и случилось, и совсем недавно удалось отыскать бывших обладателей инструмента и узнать истории людей, частью чей жизни был Stürzwage на протяжении многих лет.
Теплые ощущения
Старый, потемневший от времени рояль немецкой фирмы Stürzwage знаком мне с самого рождения. Незаметный и «обыденный» для обитателей нашего дома, в этот день, казалось, он излучал какой-то особый свет и энергию.
Я бережно прикоснулась к клавишам. И вдруг показалось, что волшебный звук рояля перенес меня на сто, а то и на двести лет назад, в салон, где собрались лучшие представители интеллигенции, чтобы обсудить новости высшего света. «Stürzwage, 1820 год». Да, такой инструмент в те времена, должно быть, принадлежал знатным особам.
Подняв крышку рояля, я стала внимательно рассматривать его струны и надписи, каждый потаенный уголок. И вдруг далеко под струнами я увидела старый конверт, покрытый слоем пыли. Должно быть, кто-то очень давно забыл там свой «клад». Руки тряслись от волнения, но потянулись к заветной находке. В конверте были фотографии людей, одетых по старинной моде, и исписанный лист бумаги, должно быть, чей-то черновик стихотворения. Интересно. Кто же автор? Как бы разыскать того, кто что-нибудь знает об истории нашего рояля? 
Долгожданное знакомство
Время шло, и благодаря старым знакомым и телевизионному сюжету, рассказывающему об этом уникальном инструменте, нам удалось найти его прошлых хозяев, которые вскоре откликнулись. Кроме всего прочего, обе семьи, в которых в разное время оказывался рояль, были знакомы и раньше и живут в Хабаровске, но они даже не подозревали, что их может связывать такая невероятная история. Так, нам посчастливилось встретиться с Ниной Александровной Терновской (Пехтеревой). Именно ее роду рояль принадлежал на протяжении почти ста лет. Большую часть своей жизни Нина Александровна живет в Хабаровске, куда когда-то переехала из Тобольска. Несмотря на это, она до сих пор помнит почти каждую улицу и каждое здание родного сибирского города. 
Нина Александровна, женщина уважаемых лет, встретила меня в комнате, разрумяненная и готовая разделить со мной истории невероятных тайн и судеб. Манеры и поведение тут же выдавали присущее ей благородство. 
«Этот рояль был с нами столько, сколько я себя помню. И еще более занимательным, чем музицирование на нем, была придуманная нами с ребятами игра в «Африку». Около инструмента стояла большая пальма, а сам рояль по форме напоминал нам этот жаркий материк. Мы окружали его, погружаясь в свои фантазии», — с приятной улыбкой на лице, какая бывает, когда обращаешься к дорогим сердцу воспоминаниям, начала свой рассказ Нина Александровна.
Благородные крови
Она позволила мне, кроме всего прочего, прочесть свои поэтические произведения, которые писала в течение всей жизни, и даже тогда, когда утратила способность видеть. Нина Александровна оказалась автором того самого найденного стихотворения из конверта, героем которого был брат ее бабушки — Петр Илларионович Арнатов. Такую фамилию род Арнатовых носил неспроста («арнат» означал «украшение Владимирской семинарии»), она была присвоена ему за особые заслуги и преданность своему делу.
«В начале прошлого века, во время русско-японской войны, Петр Илларионович служил на знаменитом «князе Суворове». Шел ожесточенный бой, во время которого капитану судна оторвало ноги, командование тут же было передано Петру Илларионовичу. 
К несчастью, во время военных атак судно было пробито и в считаные минуты стало погружаться под воду. Все матросы незамедлительно начали спускать шлюпки и уже хотели отплывать, как увидели на борту броненосца своего командира и закричали: «Петр Илларионович, сюда! Здесь еще есть место!», но тот остался верен своему судну и только крикнул им вслед: «Мой долг — погибнуть вместе с кораблем, отходите, немедленно отходите! Передайте поклон родным!» В этот момент обезьянка, которую держал один из матросов, выпрыгнула и вмиг оказалась на плече у Петра Илларионовича Арнатова. Шлюпки стали торопливо отплывать, и последнее, что предстало перед глазами матросов, — идущее ко дну судно и Петр Илларионович, стоящий на посту, на плече у него обезьянка. Так Петр Арнатов дал членам экипажа шанс спастись, а сам навеки остался с кораблем. Много лет спустя один из выживших матросов разыскал близких Петра Илларионовича Арнатова и рассказал им историю доблестного героя», — с невероятной гордостью и трепетом вспоминала судьбу отважного морского офицера, своего деда, Нина Александровна.
Сестра Петра Илларионовича, Вера, была невероятно талантливым, разносторонним и способным ко многим наукам человеком. В четырнадцать лет она уже сделалась классной дамой женской гимназии, где впоследствии проработала десять лет.
Будущий муж Веры Арнатовой, Анатолий Александрович Терновский, после окончания обучения в Санкт-Петербурге был направлен в Тобольск в мужскую гимназию преподавателем истории, географии, латинского и греческого языков. В этом городе, родном для Веры Илларионовны, и познакомились будущие супруги, а спустя некоторое время у них родилась дочь Елена.
Елена Терновская, именно для нее купили рояль (девочка в клетчатом платье), ее брат Александр Терновский (крайний справа), Вера Терновская (в центре)
 
Музыкальная страсть
Елена невероятно любила своего отца, и что уж говорить, в ней тоже души не чаяли. Среди ее увлечений самым большим была музыка. Елена настолько была очарована этим искусством, что семья решила привезти для девочки настоящий немецкий рояль Stürzwage, который в то время был невероятной редкостью. А уж то, как его везли из Томска в Тобольск, на санях по снегу, когда железная дорога была далеко не везде, было настоящим приключением. Однако оно того стоило. Спустя годы Елена, не утратив своей любви к музыке, будет играть на любимом инструменте. Она с успехом закончит Народную консерваторию, получит в 1908 году аттестат с отличием Тобольской Мариинской женской школы, подписанный самим Николаем Львовичем Гондатти, будущим Тобольским, а затем и Приамурским губернатором. Почти всю жизнь она посвятит тому, чтобы приобщать детей к этому волшебному виду искусства — к музыке.
Все шло бы своим чередом, но на календаре наступает 1917 год; тысячи рабочих, матросов и крестьян во главе с партийными лидерами вдруг сделались кровавыми вестниками революции. Царскую семью отправляют в ссылку в Тобольск. Этим событиям было суждено прервать спокойствие всей Российской империи. Отныне история всей страны пойдет по совершенно иному пути.
Елена Терновская, которая в те годы уже была замужем и имела троих детей, переживает тяжелые, трагические события. Тихой жизни и спокойному семейному счастью был положен конец. В самом начале революции в дом их поселяют несколько солдат, больных тифом, смертельной неизлечимой болезнью. Дети вскоре заражаются этим недугом и умирают все трое, в течение одной недели. Это стало для Елены Анатольевны началом череды трагических событий, которые навсегда изменят ее былую жизнь.
Красные зашли в Тобольск. Неизвестный забежал в дом Елены Анатольевны и криком известил всех о смертельной опасности: «Скорее убегайте, убегайте в тайгу, красные всех людей хватают, всех казнят!». Елена с мужем и с группой людей, которые на тот момент были в их доме, ища спасения, незамедлительно бежали в тайгу. Елене удалось спастись, но судьба ее мужа после этих страшных событий осталась неизвестной. Тогда почти все бежавшие умирали в тайге от голода.
В это же время любимого отца Елены Анатольевны, Анатолия Александровича Терновского, расстреляли по ложному обвинению, и лишь только в наши дни его честное имя было реабилитировано.
Ветры перемен
1920 год. Елена только что потеряла мужа, отца и троих детей и осталась со своей матерью Верой Илларионовной. Главный и единственный смысл жизни Елены Анатольевны — семья — потерян. Рядом остался только старый немецкий рояль Stürzwage, напоминавший о счастливом детстве. Единственной спасительной силой для Елены в трудные годы жизни становится музыка, которую они «выдавали» на пару с инструментом. С утра и до ночи рояль не смолкал, она играла каждый день, словно пытаясь выразить всю свою боль в звуках этого инструмента. 
Время неумолимо шло вперед, Елена все так же оставалась наедине со своим горем и с родным роялем. И вдруг ей на попечение привезли маленькую племянницу Нину (Нину Александровну Терновскую), дочь Александра Анатольевича Терновского, брата Елены. Эта девочка и сделалась новым смыслом ее жизни. Елена, чуть только увидев малышку, вспомнила брата. Это был образованный, весьма красивый молодой мужчина, лицо которого можно назвать приятным и спокойным, а глаза — глубокими. Смотря на его фото, чувствуешь что-то неуловимое, что рассказывает о его высоком происхождении. В те годы по настоянию своего товарища Александр Анатольевич вместе с женой был отправлен на работу в Якутию. Это переселение было единственным способом спастись от жестоких репрессий красногвардейцев.
Отныне все свое время Елена Анатольевна посвящала маленькой Нине. И вновь неотъемлемой частью их жизни стала музыка рояля Stürzwage. Такой же любимый и знакомый инструмент, переживший вместе с семьей все трагические события, пронес через годы все события, теперь он приобрел еще более глубокий и сокровенный смысл для Терновских.
Лишь спустя годы после трагедии Елена вновь вышла замуж, ее избранником стал Семен Александрович Кулев, экономист по профессии. У них родилась дочь Ирина. Почти все детство сестры Нина и Ирина провели вместе. И по сей день их связывают невероятно теплые отношения. 
Мысли о вечном
Рассказ Нины Александровны, хранительницы родового наследия, открыл завесу тайн и жизненных перипетий, непременным спутником которых был старый, спасший жизнь женщины, потерявшей все во время страшной и жестокой революции, Stürzwage. Этот рояль по праву мог считаться членом семьи. Однако в такие же непростые для нашей страны 90-е годы хозяева были вынуждены расстаться с родным инструментом и продать его, после чего рояль нашел свой дом у нас. Но, несмотря ни на что, дочери Нины Александровны, Ирина и Наталья, и все родные и по сей день бережно хранят и продолжают семейную летопись.
С тех пор, когда я все узнала, рояль кажется мне другим. Отныне это особая, таинственная и невероятная история: история семьи, поколений, всей России. 
 
Семья Хидировых. Сегодня они хранят рояль как символ эпохи и истории страны
0
0
Ваша оценка: Нет


Отправить комментарий

ВОЙТИ С ПОМОЩЬЮ
Ваше имя
Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
Комментарий
By submitting this form, you accept the Mollom privacy policy.

Комментарии