Птичка певчая

Текст: 
Анастасия Хаустова
Фото: 
Ольга Лентар

Полный зал шоу «Голос». Хрупкая девушка пронзительно исполняет «Жизнь в розовом цвете» Эдит Пиаф. Александр Градский улыбается. Куплет, припев, мастер повернулся. Публика скандирует: «Молодец!» и аплодирует. «Меня зовут Лора Горбунова, мне 29 лет, я из Хабаровска»

 
Детство
Моя мама — пианистка, бабушка — актриса, прабабушка — оперная певица. В нашей семье были режиссеры, актеры, журналисты — все так или иначе связаны с творчеством. В детстве, года в четыре, я мечтала играть на пианино. Мне нравилось смотреть снизу вверх, как нажимают на клавиши. 
Позже научилась художественному свисту. Педагогов в этом деле нет, поэтому занималась сама. Выступала на разных конкурсах, концертах. В первый раз вышла на сцену в Биробиджане — на юбилее певицы Людмилы Квасовой мы вместе исполняли «Соловья» Алябьева.
Свист — дело хорошее, но мне хотелось петь. Просила отдать меня на вокал, но наша семья не могла себе этого позволить. Поэтому я училась сама и к 10 годам запела. Помогала учительница музыки в школе Лидия Михайловна Колоновская. 
Мастер
В «Триаде» я оказалась случайно. Мама помогала театру с первой японско-российской постановкой «Хагоромо» — из переведенного текста составляла стихотворный, подходящий для песен. Я заболела, и она взяла меня на репетицию. Актеры и режиссеры работали долго, прерываясь лишь изредка, и то на минут пять. Я сидела на деревянной скамейке в зрительном зале и боялась даже пошелохнуться, все затекло. Когда объявили перерыв, решила потянуться и зевнула. Мимо проходил Вадим Сергеевич Гогольков, главный режиссер на тот момент пластического театра. Он заметил меня и сказал маме, что мне нужно в студию. Так все и началось, в «Триаде» я служила до 17 лет.
Вадим Сергеевич Гогольков очень многое для меня сделал. Он заложил любовь к театру, драматургии, чтению, танцу, хорошей музыке, сформировал взгляд и вкус. Научил меня тому, что на сцену нельзя выходить пустым, объяснил, что такое «энергия» и «энергетика». Он всегда ставит перед зрителями не одну задачу, а сразу миллион — заставляет задуматься, углубиться, фантазировать. Он мой мастер, самый дорогой человек после семьи! И где бы я ни была, с кем бы ни работала, я всегда вспоминаю его и понимаю, что Вадим Сергеевич — номер один и лучше «Триады» нет ничего. 
Когда я жила в Хабаровске, смотрела все спектакли театра, знала их наизусть. Все понимали, где найти меня в выходные, — в «Триаде». Я очень скучаю по хорошим спектаклям, поэтому, когда бываю в Хабаровске, всегда хочу зайти в родной театр.
Эдит
В 17 лет я участвовала в фестивале актерской песни, исполняла «Хава нагилу». Это был мой первый выход на такой конкурс — обычно впервые на него выходят уже после окончания института, я же по возрасту была как первокурсница. Тем, кто поет на фестивале впервые, дают премию «Дебют», а у меня было сразу второе место! Когда все закончилось, ко мне подошел Игорь Евгеньевич Желтоухов и сказал: «Если бы ты не выступала в первый раз, мы бы тебе главный приз отдали». 
Через неделю маме позвонили и сказали, что мне нужно срочно прий­ти в театр драмы. Мама перезвонила мне: «Срочно собирайся, с тобой хочет поговорить главный режиссер». Николай Глебович Елесин предложил мне роль Эдит Пиаф в одноименной постановке. Я начала отказываться, сразу сказала: «У меня нет образования и говорить на сцене не умею». В «Триаде» в основном этюдные истории, а тут такое… Он предложил мне посмотреть спектакль, я пришла на репетицию, думаю: «Одноактовка, всего час двадцать — уже хорошо, если что, позориться буду недолго». Решила попробовать. В спектакле было 9 вокальных номеров. Больше всего переживала, как Вадим Сергеевич воспримет мою премьеру. После спектакля за кулисами меня ждал Николай Елесин с цветами, а за ним стоял Вадим Сергеевич. Я пробежала мимо Николая Глебовича и обняла Вадима Сергеевича, он был доволен. 
Я думала, что в театре драмы сыграю только Эдит, и все. Но после успешной премьеры мне предложили главную роль в «Учителе танцев». Потом был «Вишневый сад», другие работы. Так меня переманивали из «Триады». Я совмещала службу в двух театрах, пока серьезно не заболела. Было долгое восстановление, и играть в «Триаде» больше не могла. Это было непростое решение, но все сложилось, как должно было быть.
Роли
В любой роли самое ценное — это то, что ты можешь найти в ней себя. Каждая роль — это твой ребенок, нельзя сказать, какую любишь больше. Не важно, играю я в массовке или главную героиню. Всегда ищу что-то интересное, необычное.
Выбор
Поступать в ГИТИС я приезжала два раза, а вот учиться — один. Впервые, когда мне было 19 лет. В Москве у меня живет дедушка, у него очень много разных знакомых, и устроить меня в ГИТИС не проблема. Он договорился, чтобы меня взяли на музыкальное отделение, нужно было просто прий­ти и сдать вступительные, и там бы все было без проблем. Но я не смогла — столько людей приезжает со всей страны и поступает на общих основаниях, а тут я — да это просто стыдно! Я человек, который сам себя проверяет на прочность, хочу знать, чего стою сама по себе, без помощи.
Я уехала. В Хабаровске у меня была любовь, вернувшись, вышла замуж в первый раз. 
Прошло три года, ко мне в гости пришла подруга, модель Наташа Кетова. Она только что вернулась с одного форума из Сочи и рассказывала, как круто там было, что кто-то из «театралки» сказал, что ей обязательно нужно поступать на актерский факультет. «Отличная идея!» — сказала я, и мы начали изучать сайт ГИТИСа. Увидели объявление о наборе на заочное отделение, мастер курса — Александр Огарев. Я отправилась в Москву, а Наташа осталась.
Поступление
Что готовить для вступительных экзаменов на заочное отделение, куда поступают профессиональные актеры? К вопросу я решила подойти с «шуточкой». Выбрала басню «Ворона и лисица» и стихотворение «Девушка пела в церковном хоре». Ничего смешнее и пошлее и придумать нельзя, ведь по прочтению стихов и басен невозможно понять артиста — это читают одиннадцатиклассники, которые хотят поступить в театральный, и им лень учить. 
На экзамен я пришла в белых джинсах — никто же не предупредил, что положено в юбке. Раздала комиссии программки. Они посмотрели и говорят:
— Какая у вас басня необыкновенная!
— Подождите, у меня еще и стихи необыкновенные!
Из прозы я читала теплую и родную для себя историю — «Мальчик Мотл» Шолома Алейхема. Это произведение бабушка читала на радио, оно знакомо и дорого мне с детства. 
— Поете?
— Пою.
— Хорошо поете?
— Очень хорошо пою!
В аудитории была хорошая акустика. Если правильно встать, то от твоего голоса будут «дребезжать» стены. Я исполнила Padam Эдит Пиаф.
— Спасибо, садитесь!
— Как садитесь? А басня?
— Ну начните!
— Уж сколько раз твердили миру…
— Все, садитесь!
Я поступила. Из десяти человек прошли трое, потом, когда мы стали одногруппниками, так втроем и дружили. 
Год я жила на два города, потом поняла, что хочу остаться в Москве. Решила, что буду зарабатывать и переезжать. Помогала семья, за что я очень благодарна. С первым мужем мы развелись, и с чистым сердцем, взяв в охапку двух друзей, я уехала в столицу, оставила в Хабаровске кавер-группу, театр и все, что было.
Любовь
С Семой мы познакомились четыре года назад в караоке. Причем оба были в разных компаниях и вообще оказались там случайно. Потом он нашел меня в социальных сетях, и завертелось. Скоро у нас вторая годовщина свадьбы. Он всегда рядом, когда мне непросто, говорит: «Главное — мы есть друг у друга. Все остальное — второстепенно. Все будет так, как должно быть». 
Голос
Участие в «Голосе» я посвятила бабушке Ларисе Федоровне Лебедкиной, она умерла в марте. Ради ее памяти пошла на проект, ведь она всегда мечтала увидеть меня по телевизору.
Последний год я часто летала из Москвы в Хабаровск, в это время нашей семье пришлось многое пережить. В Хабаровске мы договорились с группой Kvartal, что я помогу им записать треки, а они мне — демозаписи для «Голоса». Всю ночь мы работали у них на студии.
Я отправила все мужу, у меня был плохой интернет. Он успел заполнить анкету и подать заявку за пять минут до окончания приема. А потом пришло приглашение на кастинг. Я очень обрадовалась, поняла, что есть шанс, и начала готовиться. Для «слепых» прослушиваний выбрала песню Эдит Пиаф «Жизнь в розовом цвете», потому что она мне близка, это моя история.
Эмоции
Перед «слепыми» очень волновалась. Думала, что упаду в обморок, ведь не выходила на сцену шесть лет. После развода с первым мужем у меня была затяжная депрессия, я не могла петь. Внутри не было ничего, мне нечем было делиться со зрителем. Я устроилась на другую работу и думала, что на сцену вряд ли вернусь. Но вернулась. 
До выступления редакторы меня «накрутили»: «Пой в зал, не утыкайся в микрофон, зрители должны видеть твои глаза». Я пела в зал, поняла, что никто не поворачивается. Потом уткнулась в микрофон и начала петь так, как хочу. Услышала аплодисменты, подняла глаза и увидела Градского. Я очень удивилась и, конечно, обрадовалась. Дальше я пела уже ему. Когда получаешь доверие от такого человека, чувствуешь ответственность, стараешься соответствовать.
Поддержка
Когда увидела итоги голосования в четвертьфинале после песни «Панамки», я заплакала, поняла, что Хабаровск не спит. Мне хотелось тут же оказаться в родном городе, бежать по улице, обнимать каждого и кричать: «Спасибо!».
Хабаровск
Я очень люблю Хабаровск. Он дал мне все, вырастил меня. Здесь моя семья, друзья. Когда не могу уснуть, представляю, как выхожу из дома на улице Фрунзе и поднимаюсь на «красную линию», потом иду в сторону площади Ленина... и засыпаю. 
0
0
Ваша оценка: Нет


Отправить комментарий

ВОЙТИ С ПОМОЩЬЮ
Ваше имя
Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
Комментарий
By submitting this form, you accept the Mollom privacy policy.

Комментарии