Сахалинские «Йеху»

Текст: 
Елизавета Юрова
Фото: 
архив группы

Меломаны Дальнего Востока знают сахалинскую панк-рок-группу «Йеху», созданную еще в 1989 году. С чего все начиналось, как формировалась рок-тусовка и зачем жить и творить за гранью реальности рассказал, лидер группы Александр Кротов

 

Когда вы начали заниматься музыкой?
Мой дом стоял между библиотекой и музыкальной школой. С пяти лет я ходил в библиотеку, а с семи — в музыкальную школу, тогда я решил научиться играть на балалайке. Хотел на фортепиано, но преподаватели говорили, что слух слабоват. С тех пор музыка меня увлекла. Я слушал The Beatles, пытался освоить акустическую гитару. В 15 лет написал первую песню «Бродят по лесу осенние бури» — о девушке, которая ходит по осеннему лесу и печалится о весне, а автор ее утешает. 
 
Как удалось собрать группу?
Я был трудным подростком и не лучшим учеником: играл в карты и выпивал на уроках. Репетировать можно было только тем, кто был в школе на хорошем счету. Таких как я в музыкальные школьные ансамбли не брали. Поэтому сочинял и сам себе пел, такой вот андеграунд. Когда в Южно-Сахалинске появился рок-клуб, я пришел туда и познакомился с Олегом Семеновым, которого все назвали Фагот, и с Александром Миромановым — Бегемотом. Одноклассники Бегемота играли в школьном ансамбле. Он познакомил нас, и появилась «Йеху». Йеху — это герои «Приключений Гулливера» Джонатана Свифта, человекоподобные существа, вызывающие отвращение. Панк-рок — это и есть Йеху. Записали несколько песен. Вокруг сразу начала складываться рок-тусовка, как снежный ком. Или как куча.
 
Какие выступления больше всего запомнились?
В Хабаровске, на «Втором съезде рокеров Дальнего Востока» в 1989 году, когда я первый раз вышел один с гитарой в полный зал и спел песню «Суперкайф». Первые гастроли были весной этого же года — Советская Гавань и Ванино, в качестве разогрева у сахалинской группы «ТТС», которая, в свою очередь, разогревала публику перед концертом магаданской группы «Восточный синдром». Первый сольный концерт был 22 мая 1993 года в южно-сахалинской школе № 22. А лучший концерт группы, по-моему, был в Москве, в Химках, в конце 90-х. Последний, как потом оказалось.
 
Почему так случилось?
Мы стремились на той самой куче что-то выращивать, растения всякие интересные. Мы сами были частью этой тусовки, поэтому все получалось без особых усилий. А как только попробовали стать «профессионалами», оторвались от корней, стало все как-то сложно и скучно. Таких историй тысячи: кто-то выстрелил, например Найк Борзов, «Сплин», а сколько музыкантов не хуже ушли в небытие? Мы записывались на одной студии в одно время с группой «Ляпис Трубецкой» у одного и того же Язнура Гарипова — одного из основателей «Союз продакшн». Как у них, не вышло. Чехов сказал, что «нет того урода, который не нашел бы себе пары, и нет той чепухи, которая не нашла бы себе подходящего читателя». Главное, четко обозначить себя: я такой. А дальше как фишка ляжет. У «Йеху» в Москве она не легла. Но в любом случае, если ты уже зашел в казино, играй, а там видно будет.
 
 
На какие периоды вы можете разделить историю группы?
Первый «Капитанский альбом» был записан в феврале 1990 года, с него начался отсчет второго периода, уже в качестве рок-группы, до этого с 1988-го по 1990-й мы были, скорее, «панк-труппой». Сахалинская рок-группа «Йеху» просуществовала ровно 7 лет. Декабрь 1997-го — окончание пребывания в рок-н-ролле и закрытие семилетней истории. Выпуском сборника «Союз» поставили точку в «сахалинском» этапе и объявили о новом периоде, уже в качестве московской «арт-секты». 
 
Расскажите про ваш новый музыкальный проект «Сахалинские лилипуты».
Те же герои Свифта, только лилипуты, пытаются петь. Лилипуты мне сейчас ближе, чем «Йеху». Голос я «забуратинил», то есть сделал лилипутским. Чем-то напоминает голос миньонов из мультика «Гадкий я». Это «Йеху-2018». 
 
Как вы характеризуете свое музыкальное творчество?
Это не музыка и не образ жизни, это среда обитания. После того как рок-группа стала «арт-сектой», наша среда обитания перешла на новый уровень. Проще говоря, стала «четвергом», то есть творчеством, и «Йеху» вышла из зоны комфорта. «Четверг» — это не шизофрения, хотя такое творчество и образ жизни непонятны многим. Люди «среды обитания» считают, что наше восприятие жизни не соответствует реальности, нежели так называемое «нормальное». Совершенно очевидно, что все не так уж скучно, что схемы и ценности, навязываемые нам с  пеленок, не являются единственно верными. Мы умеем танцевать на грани, транслируя обитателям среды то, как можно жить и творить по-другому. Опыт тысячелетий говорит нам: «Человек, ты — свободен, создавай свою среду! Свой четверг!». И я уверяю: вы гораздо свободнее и интереснее, чем внушает вам окружающая действительность. Я считаю, что мое жизнетворчество — ценнейшее духовное достояние Сахалина, а «Йеху» — второе после Чехова явление в культурной жизни острова. В конце XIX века Сахалин посетил Чехов, в конце XX — «Йеху». 
 
Зачем вы занимаетесь музыкой?
Нравится. Когда ею занимаешься, то она и есть жизнь. А когда живешь, музыка все равно присутствует, пусть даже иногда в затянувшемся варианте пьесы «4:33» Джона Кейджа, то есть в абсолютной тишине. Это очень удивительно. 
0
0
Ваша оценка: Нет


Отправить комментарий

ВОЙТИ С ПОМОЩЬЮ
Ваше имя
Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
Комментарий
By submitting this form, you accept the Mollom privacy policy.

Комментарии