Волнующий сердца

Текст: 
Татьяна Репина
Фото: 
Урал Гареев

Настоящий художник должен быть честен, прежде всего, перед собой. В идеале это философ, который направляет на правильный путь людей, показывает жизнь во всех ее проявлениях. Такими догматами руководствуется живописец Виталий Дроздов, народный художник России, который всегда жил и живет несинхронно с установками

 

Виталий Петрович Дроздов, народный художник России, член выставочного комитета ВТОО «Союз художников России»

 

Моя юношеская профессия — маркшейдер
Дальневосточники — они все такие, всегда чувствуют тягу к лесам, горам и великим просторам. Когда учился в Благовещенском геологоразведочном техникуме, занимался классической борьбой — это было самое солнечное время. Окончив техникум, уехал работать по распределению. Когда меня спросили, куда хочу поехать работать, сказал: «Как можно дальше!». Мы были молодыми романтиками, и хотелось посмотреть весь свет, поэтому и выбрал Норильск. 
 
Желание рисовать было со мной всегда
Еще в школе меня тянуло к этому делу. Потом в 20 лет начал вести дневники когда был на Таймыре, они до сих пор сохранились. А там ведь кругом сопки, красота такая — тогда я и начал писать. В Норильске художественной студии не было, поэтому пошел в детскую и занимался со школьниками. Здоровый 20-летний парень рисовал вместе с детишками. А ведь мне пророчили блестящее будущее спортсмена! А я предал это дело — начал пропускать тренировки из-за занятий в студии. Все ругали, говорили: «Чепухой всякой занимаешься!». Тогда пришлось сделать выбор: либо спорт, либо искусство. 
Отработав три года в Норильске, уехал домой с мыслями идти дальше. В 20 лет нужно было знать, чего я хочу и с чем связать свою жизнь. На эти вопросы ответила литература. Начал активно читать русских классиков, усердно занимался и принял важное решение — ехать в столицу. Я считал, что художественное образование нужно получать из первых рук, учиться у настоящих профессионалов высокого искусства. 
Попытался сдать экзамены в Строгановку, не знав даже, что такое «монументальная живопись». Провалив первый экзамен, я встретил там одного мужичка, который подсказал, что в Московском технологическом институте идет дополнительный набор «на керамику». Поехал и в три дня поступил. Через некоторое время перевелся на миниатюрную живопись, но так и не окончил институт. В то время работал в Третьяковской галерее дворником, чтобы заработать себе на еду. И еще в галерее был доступ к духовной пище — таскал с библиотеки такие книги, которые академики-художники и в глаза не видели.
Вживую листал библейские эскизы Александра Иванова. Я окунулся в такое художественное богатство, что любой бы позавидовал. 
 
Я не мыслю так прагматично, поэтому не коллекционирую дипломы
На 4-м курсе осознал, что усвоил все из профессиональной программы, мне хотелось расти. Не было ощущения, что это вершина моих знаний, нужно было двигаться дальше. Так я попал в Московский художественный институт имени В. Сурикова. Подавал документы и диплом о среднем образовании геолого-разведочного техникума. Пришел со своими наработками, которые были уже на хорошем уровне. Когда педагог спросил, какой вуз окончил, я упомянул только техникум, специально не стал говорить, что так и не окончил технологический институт. А он мне отвечает: «Вот ты знаешь, у нас же поступают только те, кто получил среднее художественное образование». Не хотел смотреть мои работы, но все-таки я его уговорил. Развернул работы, а он смотрит и чешет макушечку: «Думал, тут какие-то почеркушки». Конечно, он сразу допустил меня до экзаменов, и я успешно поступил в один из престижных вузов города. Блестяще окончил университет, Москва меня и сделала художником!
 
Это было настоящее открытие мира для дальневосточника 
Поездки по России и Золотому кольцу организовывали от технологического института. Это было хорошее время, путешествовали программно и по собственному желанию. Такие моменты привязали мою душу к русской культуре, сделали ближе к ней. Во время путешествий копировал разные фрески, древнерусские шедевры. Катался по северу до Медвежьегорска, Петрозаводска. Все будоражило и впечатляло, писал много этюдов. Особенно поразил Успенский собор и роспись Андрея Рублева.
 
В студенческие годы я осознал величие творчества Александра Иванова
Перечитал литературу о нем, копировал его работы. Творчество Александра Андреевича на рубины не переведешь, он по-своему уникален. Я воспринимаю его не с эмоциональной точки зрения — «нравится-не нравится», а через осознание глубин высот интеллекта. Также восхищаюсь работами Андрея Рублева — это костры на вершинах отечественной культуры!
 
В своем творчестве писал все родное и любимое
Сочувствие в русском искусстве — сочувствие маленькому человеку. Обычным людям всегда жилось трудно, вспомнить, например, мою маму — никогда не видел ее хохочущей. В те времена было очень сложно, нужно было не жить, а выживать. Я снял всякую ответственность и попытки оглядываться по сторонам при таком социальном уродстве и несправедливости. Об этом просто нужно кричать. И когда мама покинула этот мир, я написал картину «Мама. Портрет-реквием» и выставил его сгоряча. А потом, когда пришел в себя, подумал: «Ведь о мамочке нужно затевать целый цикл холстов». И первая тема, о которой захотелось рассказать, — это безотцовщина. Начал готовить эскизы, поехал писать детишек в школу-интернат. Рядом с моей мастерской есть дом ребенка, и однажды, когда проходил мимо, меня обожгло — малютки, которым еще и трех лет нет, остались без родителей. Вот где настоящая трагедия! Тогда я написал первую картину «Дом ребенка. Тихий час». Обычно работу надо долго вынашивать, а тут меня сразу зацепило, а душа художника — это самый главный эксперт произведения. 
 
Искусство должно говорить правду! 
Многие могут врать, а художник не имеет права. Искусство — ответственность, ведь на земле художник связывает прошлое с грядущим. Мастер обязан говорить правду, иначе он будет вести людей неправильной дорогой. В идеале это философ, который знает, что давать людям. Нужно тянуться к свету, быть тем самым солнцем, которое светит всегда и везде. Если считать искусство интеллектуальным трудом, то мне очень нравится фраза Максима Горького: «Интеллект глуп как солнце, работает не покладая солнечных лучей, а никакого возмездия не просит». Сейчас современные художники в России живут именно так. 
 
Картины — это мои дети
У меня есть покупатели из Китая, здесь мало продаю картин и за небольшие деньги. Один мой знакомый, который пришел на выставку и ему понравилась работа «Дом ребенка. Тихий час», прислал ко мне помощника с просьбой продать эту картину. Я спросил: «А зачем она ему нужна?». На что тот ответил: «Хочет подарить ее какому-то детскому дому». Такие эмоциональные и сильные картины не нужно дарить, тем более детям! Лучше отправить ее в музей на выставку. Через этот холст можно тестировать людей — вот если заплачет, глядя на него, значит, он чуткий и по-настоящему живой человек! Так я картину и не отдал, мне очень важно, в какие руки она попадет. Малозначимые этюды я с легкостью могу подарить. Вот когда картина вынашивалась годами, с ней безумно сложно расстаться. Работы, которые останутся, хочу завещать городу, чтобы они не растерялись и сохранились единой коллекцией. Пусть люди смотрят и воспитываются. 
 
Моя цель — как можно дольше прожить, ведь у меня много работы на этом свете
Всю жизнь начинал свой день с зарядки. Встаю примерно в 8 часов, готовлю себе завтрак и к 11 часам отправляюсь в мастерскую. Работаю здесь до позднего вечера. Занимаюсь также с детками и помогаю молодым художникам. 
 
Через год с лишним мне исполнится 80 лет, планирую что-нибудь подготовить к этой дате
Невзирая на возраст, душа и мозг постоянно зреют. У меня в голове всегда появляются какие-то идеи. Очень трудно выдать конкретную картину, почувствовать емкость сюжета. Много эскизов с невоплощенными образами. Меня волнуют традиции в искусстве — душа рода, русское слово. Стараюсь сберечь эти накопления, не растерять наши ценности. Главное для художника — целостное восприятие мира, объять необъятное. 
0
0
Ваша оценка: Нет


Отправить комментарий

ВОЙТИ С ПОМОЩЬЮ
Ваше имя
Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
Комментарий
By submitting this form, you accept the Mollom privacy policy.

Комментарии