Восточный экспресс

Текст: 
Алана Хидирова
Фото: 
Анатолий Егоров

Корейский народ пережил немало трудных периодов в своей истории, одним из которых была депортация в СССР в 30-х годах прошлого столетия. Владимир Инфирович Ким — один из тех, кто не понаслышке знает об этом времени и о том, как приходилось осваивать новые земли вдали от родных мест

 

Дело №
Депортация корейцев началась в 1937 году, когда Сталин и Молотов подписали постановление «О выселении корейского населения из пограничных районов Дальневосточного края». 172 тысячи корейцев были выселены из приграничных районов Дальнего Востока на новое место, в Среднюю Азию. Высылали, как правило в некоторые районы Казахстана, и Ташкентскую область Узбекистана. Депортация была мотивирована тем, что 7 июля 1937 года японские войска вторглись в Китай, а Корея как раз в то время была частью Японской империи. Таким образом, репрессиям подверглось абсолютно все корейское население. По сведениям и переписям населения за 1983 год, больше всего корейцев, 350 тысяч человек, на территории СССР проживало в Узбекистане.
После распада СССР в отличие от России и Казахстана в Узбекистане не было принято акта о насильно переселенных народах. Однако часть корейцев, проживавших в Узбекистане, так же как и представители других некоренных народов, стали эмигрировать в другие страны, в том числе в Россию и Казахстан, многие вернулись на Дальний Восток. Депортация корейцев осенью 1937 года стала первой сталинской депортацией целого народа. А реабилитация корейцев произошла лишь в 1953—1957 годах, когда были отменены все формальные ограничения в правах. Существовал негласный запрет на их карьерный рост по партийной линии и в армии до уровня секретаря райкома и подполковника. Однако среди корейцев были Герои Советского Союза. А вот в других сферах, включая государственное управление и МВД, такой дискриминации не было. Уже в семидесятые годы корейцы занимали должности республиканских министров, появились корейцы академики и ученые. Корейцы в массовом порядке стали уходить из сельского хозяйства и получать высшее образование. В 1989 году доля лиц с высшим образованием среди корейцев была в два раза выше, чем в среднем по СССР.
После отмены ограничений значительная часть корейцев переселилась в Россию, в основном в центральные регионы. Сейчас в России проживает 150 000 корейцев, в Казахстане — 100 000, а в Узбекистане — 200 000. Эмиграция корейцев из Узбекистана продолжается до сих пор, но не в Корею, а в Россию. В 1993 году было принято Постановление Верховного Совета Российской Федерации «О реабилитации российских корейцев». Для депортированных корейцев и их потомков установлен льготный порядок восстановления российского гражданства. В действительности еще с конца 1920-х годов руководство СССР строило планы по выселению корейцев из пограничных районов Приморья в отдаленные территории Хабаровского края. Высшие органы большевистской партии обсуждали такую возможность в 1927, 1930, 1932 годах. 25 февраля 1930 года под председательством Сталина специально обсуждался вопрос о переселении дальневосточных корейцев. Решение так и не было принято. Во время Гражданской войны примерно каждый пятый корейский мужчина Приморья добровольно воевал за большевиков в Красной армии или в партизанских отрядах. И даже во время Великой Отечественной войны многие корейцы выдавали себя за представителей других национальностей для того, чтобы им разрешили идти на фронт защищать Родину.
С весны 1937 года в центральной печати стали появляться публикации о японской подрывной деятельности среди корейцев Приморья и о японских шпионах-корейцах. Тем не менее советские корейцы в пособничестве врагу не обвинялись ни до, ни после постановления об их выселении. В 1937 году в газете «Правда» писалось о задержании корейцем-колхозником корейца-шпиона: «Корейцы — советские граждане — научились распознавать врага. Советский патриот-кореец доставил куда следует врага своего народа». Газета «Известия» от 4 сентября 1937 года, после постановления о выселении, сообщила о том, как с помощью председателя пограничного корейского колхоза «Борьба» Ким Иксена пограничники задержали переброшенного японцами из Маньчжоу-Го шпиона-корейца. Уже во время переселения органами НКВД было арестовано около 2,5 тысячи корейцев из числа подлежащих депортации. До принятия постановления о депортации на Дальнем Востоке, тогда Дальневосточном крае, прошло несколько волн репрессий, охвативших все слои общества и властных структур, Красную армию, органы НКВД, интеллигенцию и простых граждан. На смену репрессированным, покончившим с собой и смещенным со своих постов советским функционерам пришла новая номенклатура, не имевшая опыта совместной работы с советскими корейцами. Новая номенклатура была способна к жестокому выполнению поставленной центральной властью задачи по выселению корейцев из Дальневосточного края.
Во времена депортации корейцам давали минимальный срок на сбор вещей, а затем их грузили в подготовленные эшелоны. Депортация осуществлялась на литерных эшелонах с заранее указанным местом погрузки и временем отправки. Эшелоном руководил начальник, которому подчинялись старшие по вагонам из числа проверенных корейцев. Эшелон состоял в среднем из 50 людских вагонов, одного «классного» или пассажирского, одного санитарного, одного кухни-вагона, 5—6 крытых грузовых и двух открытых платформ. «Людские» вагоны представляли собой товарные вагоны, оборудованные двухъярусными нарами и печкой-буржуйкой. В одном вагоне перевозились 5—6 семей, это примерно 25—30 человек. Время следования из Приморья до станций разгрузки в Казахстане и Узбекистане занимало 30—40 дней. Перед погрузкой у людей изымались даже паспорта. Каждый вагон был, как тогда говорили, «агентурно обеспечен». Число смертей во время перевозки, включая жертвы аварии одного эшелона на станции Верино под Хабаровском, составляет, вероятно, несколько сотен. Однако части корейцев, особенно тем, кто не имел при себе документов, проливающих свет на их появление в Советском Союзе, было разрешено вернуться в Корею.
 
 
 
Нет границ
Владимир: «Именно тогда, в 1937 году, началось закрытие государственных границ. До этого такого понятия, как «граница», не было. Поэтому наши предки могли активно перемещаться по стране и часто в итоге оказывались на Дальнем Востоке. Многие из них поселялись в Приморье. Почти всех удивляло, сколько же здесь земли — на родине, конечно, такого не было».
 
 
 «Первым делом самолеты»
Владимир: «Родился я здесь, на Дальнем Востоке. Мой родной город — Уссурийск. А в Хабаровск приехал уже в 1960 году после окончания летного училища, по профессии я летчик гражданской авиации и вот уже почти 60 лет живу в дальневосточной столице. Моя жена Ксения Лим тоже всю жизнь проработала в гражданской авиации медсестрой. Но познакомились мы еще задолго до того, как пришли в профессию, ходили вместе в школу. В Корее сейчас родственников у нас не осталось, все растерялись. Раньше поддерживали связь с нашим старшим поколением, а сейчас уже не с кем. Несколько раз мы ездили в Северную и в Южную Корею, этой осенью опять собираемся в путешествие. У нас три дочери, двое из них живут здесь, а одна в Санкт-Петербурге. Наши родители хорошо говорили по-корейски, мы же многое стали забывать, что и говорить о детях. Что-то я еще помню, но везде пишу: родной язык — русский».
 
 
 
«Степь да степь кругом»
Владимир: «Когда начались репрессии, корейцев с Дальнего Востока стали активно переселять в Среднюю Азию, мы попали в Казахстан. Отправили нас туда в сентябре. Помню, мы все едем, едем, а вокруг степь да степь, пусто, ни души. На Дальнем Востоке ведь было совсем не так — кругом зелень, тайга, а там песок один. Бесконечные полустанки, и тут вдруг кому-то совсем стало невмоготу, и он дернул стоп-кран, мы остановились и сошли с поезда посреди бескрайней степи. Было прохладно, наши родители стали рыть землянки, чтобы зимовать. Можно сказать, мы остались там жить дикарями. Деревню построили сами на пустом клочке земли. Именно корейцы стали первыми выращивать на этих землях рис, овощи, придумывать разные методы для того, чтобы хоть как-то облегчить жизнь. Хотя нужно признать, что для выращивания риса там как раз были отличные участки. Реки в Казахстане бурные, богатые. Несмотря на то что земли было столько, что края не видно, сами местные жители никогда не занимались земледелием, исключительно животноводством. В то время в Казахстане, наверное, даже такого понятия, как «овощи», не было. Позже казахи начали перенимать опыт корейцев и заниматься земледелием. Удивительно, как все меняется, сегодня Астана — очень современный и развитый город, даже не верится, что много лет назад здесь мы видели сплошные пустыри. Влияние событий тех лет чувствуется до сих пор — в Казахстане большая корейская диаспора. У многих нынешних корейцев предки из Казахстана». 
 
 
Рис всему голова
Ксения: «До 60 лет я почти не готовила, постоянно работала, только сейчас перестала быть такой занятой и начала пробовать новые интересные рецепты. В основном у нас пища российская. Одно время мы ели только корейскую еду, даже непривычно показалось. Рис — основной продукт, его едим всегда. Все рецепты все равно получаются с корейским уклоном, соленья, салаты. Корейская кухня не ограничивается острой квашеной закуской кимчи и острой морковью сабзой. Хотя не исключено, что для большинства это любимые корейские блюда. Корейская кухня сложнее и разнообразнее, рецепты построены на знании множества кулинарных секретов, позволяющих придавать восточный вкус обычным салатам из овощей, мясным и рыбным закускам. Корейская кухня имеет много общего с другими восточными, например с японской. Здесь также преобладают рецепты со свининой, соей, яйцами, рисом и овощами. Часто встречаются рецепты с рыбой и морепродуктами. Из специй чаще используется острый красный перец. Важное место в рационе корейцев занимают супы. Самое популярное корейское блюдо — бульгоги, это ломтики говядины, маринованные в смеси из соевого соуса, кунжутного масла, чеснока, зеленого лука и других приправ и зажаренные в жаровне прямо за столом. 
 
 
Вместе мы сила
Владимир: «Здесь, в Хабаровске, есть корейский культурный центр, в котором мы состоим, сама по себе диаспора на Дальнем Востоке очень большая. Каждый август мы обязательно собираемся корейской диаспорой в связи с Днем независимости Кореи. Помимо этого проводятся различные гулянья, соревнования. Как-то даже нас, старших представителей национального объединения, собирали специально, организовывали для нас культурные мероприятия.
Мы знаем и чтим корейские традиции. Каждый год отмечаем три Новых года: корейский, который проходит в феврале, русский и русский старый. Наши дети тоже знакомы с национальными обычаями, надеюсь, они сохранят их на долгие годы. Хотелось бы, чтобы внуки и правнуки чувствовали единение с культурой Кореи и не забывали, откуда пришли на российские земли их предки». 
0
0
Ваша оценка: Нет


Отправить комментарий

ВОЙТИ С ПОМОЩЬЮ
Ваше имя
Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
Комментарий

Комментарии