Местные сокровища

Текст: 
Анастасия Корнейчук
Фото: 
Вячеслав Митинькин

Среди жителей Хабаровска ходят с десяток историй, рассказывающих о загадочных находках или о местах, где, возможно, зарыты несметные сокровища. Что правда, а что ложь, разбиралась наша редакция

 

 

История № 1
Впервые за несколько десятков лет Хабаровский краевой музей имени Н. Гродекова пополнился уникальным экспонатом, гордо носящим статус клада. В 2008 году руководство Хабаровского научно-исследовательского института эпидемиологии и микробиологии затеяло капитальный ремонт, впервые за 100 последних лет. Строители углубляли фундамент — копали траншею. И вдруг в аккурат под балконом на фасаде примерно через метр в глубину лопата уперлась во что-то твердое. Когда руками осторожно разрыли землю, удивлению не было предела — перед рабочими красовались ржавые слитки. Первое, что пришло в голову, — золото! Рядом в кучке лежали, плюс ко всему, несколько десятков гильз от винтовки «Мосина».
Напомним, в этом здании 1907 года постройки проживало поколение Плюсниных. Кстати, до революции улица Шевченко звалась Алексеевской. В те годы предпринимательский облик дореволюционного Хабаровска формировали несколько поколений купцов, наиболее яркими представителями бизнеса того времени (с конца XIX века) были Плюснины. Василий Федорович, купец в третьем поколении, в 1901 году был удостоен звания почетного гражданина Хабаровска. Он построил в городе на Амуре лесопильный завод, самый большой на Дальнем Востоке универсальный магазин, фабрику по производству папиросных гильз.
Умер известный меценат в январе 1908 года. Его наследниками стали сыновья Александр и Петр, как раз последний и жил с семьей в доме по современной улице Шевченко, 2. Младший сын Василий отказался от доли наследства отца еще в детстве.
Так вот, к чему эта предыстория. Первый вопрос экспертов: чье золото? Склонились, что, возможно, именно этого семейства. Потому как находку датируют именно концом XIX века. Была проведена соответствующая экспертиза, стало ясно — это чистая медь. Восемь слитков, каждый по 6,5 килограмма. После обработки металла с лицевой стороны стали читаться иероглифы и аббревиатура FM. Сначала было выдвинуто предположение, что слитки родом из Китая или Маньчжурии. Когда исследователи стали разбираться тщательнее , эта версия отпала сама собой. «До строительства КВЖД никакого производства, никакой промышленности на территории севера Китая не было! Ближайшие промышленные города в Китае на то время — это Пекин и Тянцзинь», — рассказывает научный сотрудник научно-исследовательского отдела истории Хабаровского краевого музея имени Н. Гродекова Татьяна Белькова. Кроме того, ученые-китаисты дали однозначный ответ — предприятий с подобной аббревиатурой и производственным знаком на территории Китая им неизвестны.
На верную мысль музейных сотрудников натолкнул любитель Японии Алексей Колесников. Он рассказал, что как раз в то время у нас была отлажена прибрежная торговля с Японией. Промышленность в начале XX века в Стране восходящего солнца была значительно развита, особенно после Русско-японской войны 1904—1905 гг., когда Британия вкладывала неплохие инвестиции в развитие Японии. Более того, выяснилось, что в этой стране существуют заводы по производству цветных металлов, и аббревиатура FM также присутствует. По косвенным признакам расшифровали первое слово — «Факуома». Ко второй букве вопросы пока еще есть.
Так вот, возвращаемся к Плюсниным. В Хабаровске в 1913 году прошла просто грандиозная «Выставка Приамурского края в ознаменование 300-летия Дома Романовых» (территория современного парка «Динамо»). Хабаровску на тот момент было уже 55 лет. На 26 гектарах разместились 44 павильона и более 20 отдельных построек. На выставке были представлены достижения всех сфер деятельности. Заявить о себе и своем товаре на хабаровской земле захотели не только наши сибиряки и представители центральных губерний России, но и гости из США, Германии, Англии, Франции, Австралии и, конечно же, Китая и Японии. Так вот, последняя страна, предположительно, могла предоставить Плюсниным «образец» товара в виде медных слитков. А Китай, к слову, в то время торговал больше чаем и тканями.
 
 
 
История № 2
Вторая история связана со зданием, в котором располагается сегодня Военно-исторический музей Восточного военного округа. Здесь, по мнению многих хабаровчан, до сих пор хранится золото Калмыкова. Только «ленивый» из историков, исследователей и всевозможных журналистов не писал об этой одиозной личности времен революции и начала Гражданской войны на Дальнем Востоке. 
Немного истории: с сентября 1918 года атаман Уссурийского казачьего войска Иван Калмыков, предводитель белоповстанческого движения в Приамурье, захватил Хабаровск. Он «славился» своим кровавым следом, который оставлял везде, где появлялись его бандиты, иначе не назовешь: грабили (или, по-хабаровски, — «хабарили»), убивали всех, кто не так смотрел и даже не так дышал, по мнению разбойников. Бесчинства Калмыкова и его команды продолжались вплоть до февраля 1920 года, когда под натиском красноармейцев белогвардейцам пришлось отступать и попросту бежать из Хабаровска. Калмыков, якобы, угрожая служащим Государственного банка. (построен в 1907 году, с 1983 года — Военно-исторический музей Восточного военного округа), решил прихватить с собой весь золотой запас, который хранился в финансовом учреждении. А это ни много ни мало 36 (576 кг) (по некоторым архивным документам, 38 (608 кг) пудов золота! Все остальные денежные знаки (а их, к слову, в то время было аж 1 400 видов! (и керенки, и краснощековки, и колчаковки) якобы остались в потайной комнате. Известный краевед-любитель Анатолий Жуков решил еще в прошлом веке вскрыть это загадочное хранилище. Но, не успев начаться, раскопки завершились. На место прибыло 8-е управление (особый отдел контрразведки) у военных, категорически запретив заниматься поисками чего бы то ни было в здании памятника архитектуры федерального значения. По мнению Жукова, тайная комната находится в подвальном помещении, на расстоянии где-то 1,5 метра от первого этажа. Снаружи ориентир — угол музея на пересечении улиц Шевченко и переулка Якова Дьяченко. На этом месте висит памятная доска командующему 13-м Сибирским линейным батальоном. Мы решили найти подтверждение словам местного краеведа и отправились на экскурсию в музей. И действительно, на том месте, где с улицы висит памятная доска, внутри, рядом с музейными фондами, на первом этаже есть гардероб. Однако его пространство полностью не использовано. Такое ощущение, что там есть «лишнее» замурованное пространство, примерно 2 на 2 метра, которое можно было использовать, например, для большей площади гардероба. Сложилось такой впечатление, что некая комната спрятана от чужих глаз. Кстати, мы постучали по стенам, показалось, что они полые. А еще обратили внимание на пол гардероба — он «гуляет», как будто внизу есть пространство (об этом свидетельствуют заделанные трещины). Экскурсоводы рассказали, что есть много легенд на тему «забытых» денег, так же как и о якобы существующих потайных комнатах в музее, оставшихся в наследство от бывшего банковского учреждения. Однако даже если что там и было, этого явно давно уже нет, и сыщики-любители вряд ли могут что-то найти в таинственных залах.
Этой версии придерживается и военный топограф Григорий Левкин. Он уверен, что никакого «калмыковского золота» в Хабаровске и в помине быть не может! Ели он его и украл из Госбанка, то явно все, «под завязку», смысла оставлять даже купюры не было, сюда он возвращаться не собирался! Реальные следы ведут в японские банки. Калмыков в надежде сохранить награбленное, действительно, мог его туда вывезти, уверены эксперты. Однако после этого случая Калмыкова вскоре расстреляли при попытке к бегству. Это золото исследователи ищут до сих пор.
 
 
История № 3
На улице Комсомольской в 1919 году некий то ли китаец, то ли японец закопал сундук, под завязку забитый монетами. Мнение историков и краеведов в этом вопросе однозначно — эта история имеет под собой основания, поскольку не противоречит историческим событиям, происходившим в Хабаровске. Правда, специалисты склонились к версии, что зарыть клад мог либо русский, либо китаец. Японцы к этому не могли быть причастны.
Обо всем по порядку. Вообще на улице Комсомольской (изначально Дьяченковской, потом Лисуновской) проживали сплошь и рядом зажиточные купцы. Здесь и доходный дом Шереметьевых, и Викулиных, и Колышкиных, и Минаевых, и Лухта, и многих других. В 1919 году в Хабаровске злорадствовали Калмыков со своей командой и японские интервенты. Они грабили все, что под руку попадало как говорится. Смысла, например, прятать что-то в Хабаровске белогвардейцам или японцам не было, заверяет военный топограф и краевед Григорий Левкин, все награбленное они вывозили на свою территорию. А вот как раз китайские купцы вполне себе могли попытаться схоронить свое добро. Их в Хабаровске в то время проживало более чем предостаточно. Так, например, у нас в городе жил известный обрусевший китайский купец и меценат Тифонтай, принявший православие и русское гражданство. В принципе, рассуждает Григорий Левкин, с таким успехом можно перерыть всю территорию Хабаровска, под каждым домом может храниться «золотой сундучок» с сокровищами.
 
 
 
 
История № 4
Следующая история — про дальневосточного большевика, народного учителя — комиссара просвещения Сергея Прокопьевича Щепетнова. Кладоискатели по сей день жаждут найти 32 кг спрятанного комиссаром золота неподалеку от поселка Николаевка.
Якобы в 1918 году Щепетнову Совнарком дал задание «схоронить» 16 винтовок и 8 пудов золота (128 кг) на развертывание партизанского движения. А Щепетнов, когда настало время, вернул не все золото, оставив себе 32 кг.
Так случилось, что Дмитрий Наволочкин, отец дальневосточного писателя Николая Наволочкина, был в те годы красногвардейцем. И попал в плен к белогвардейцам вместе с большевиком Щепетновым. Якобы в плену Сергей Прокопьевич и поведал ему эту историю и даже назвал два заветных места, оба напротив Николаевки — на берегу Тунгуски и на берегу Самояновой протоки. Дмитрию Наволочкину удалось сбежать, а вот Щепетнова расстреляли.
По утверждению краеведа Анатолия Жукова, он дружил с Николаем Наволочкиным, и тот, ничего подобного про «золотую историю» Щепетнова не рассказывал. Более того, Наволочкин написал книгу «Забытая история» о комиссаре Дальсовнаркома, и там об этой истории ничего не сказано, заверил Жуков. (Будет повод прочесть повесть!)
С иронией к истории отнесся и военный топограф Григорий Левкин: «Поднимите 8 пудов золота, а это, на минуточку, 128 кг, спрячьте и останьтесь незамеченным. Да даже пусть 32 кг — попробуйте поднять, не то что спрятать и опять же при этом остаться незамеченным!». 
0
0
Ваша оценка: Нет


Отправить комментарий

ВОЙТИ С ПОМОЩЬЮ
Ваше имя
Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
Комментарий

Комментарии