Рожденные сердцем

Текст: 
Юлия Матвеенко
Фото: 
Алина Сахневич

История семьи, которая однажды решила стать приемной

Предыстория
Анна и Сергей Ермоловы — приемные родители с десятилетним стажем. Совсем недавно они отпраздновали серебряную свадьбу. За все это время в их семье появились восемь детей. Четверо из них рождены с любовью в совместном браке, и еще четверо, не менее любимых, по словам родителей, «рождены нашими сердцами» — эти дети приемные. Несколькими месяцами ранее дружным семейством Ермоловых было решено принять в семью и Дашу, которая станет их девятым ребенком. За девочкой будущие родители отправились за 6 000 километров: из Подмосковья в чужой город Хабаровск. 
 
 
Стеклянная дверь
Анна Ермолова, педагог-концертмейстер по образованию, родилась и выросла в Волгограде. В 16 лет познакомилась с Сергеем, будущим мужем. Постепенно дружба молодых людей переросла в любовь, и уже в 18 лет Анна вышла замуж. Оглядываясь назад, она понимает, что о многодетной семье никогда не мечтала, более того, родив свою первую дочь, зареклась, что больше в роддоме не окажется. 
— Уже в 18 лет я родила нашу с Сергеем дочь Валерию и после родов сказала, что больше в роддом я ни ногой и наша дочка будет у нас единственным ребенком. Но следовать плану как-то не получилось, — смеется Анна. 
Спустя пять лет после рождения Леры на свет появилась Ангелина, еще через три года у Леры и Ангелины родился братик Ярослав, а спустя еще два — Руслан. Так семья Ермоловых приобрела статус многодетной. 
— Да, я наслаждалась своим многодетным счастьем! А когда человек счастлив, ему хочется сделать так, чтобы кому-то еще было хорошо. Около нашего дома как раз находился приют для детей, и я пошла туда волонтером. Спустя какое-то время я даже работала в нем социальным педагогом, несмотря на то, что образование у меня музыкальное. 
В приюте Анна вместе с волонтерской группой красила мебель, чинила игрушки, на праздники приезжала к детям с концертами и спектаклями.
— Но скоро мне стало этого мало, — вспоминает Анна.  — Я постоянно видела, как детки борются за мое внимание, окружают со всех сторон и стараются занять место рядом, чтобы сесть. Как хотят держать меня за руку. В голове все крутилась мысль: «Недостаточно. Мне хочется для них большего». Так и поняла, что хочу дать именно семью.
Первая серьезная мысль о приемном ребенке впервые зародилась у Анны после встречи с Павликом — трехлетним мальчиком, что лежал в соседней палате с маленькой Лерой, старшей дочерью Ермоловых, когда та попала в больницу. 
— Его обследовали, чтобы впоследствии отправить в детский дом. Он лежал один в палате, и чтобы никуда не убежал, выход подпирали шваброй. Малыша было видно через стеклянную дверь, он все время орал, стоя у двери. Я просто не могла найти себе места, постоянно ходила к нему, открывала дверь в палату. Мыла его, потому что из-за того, что ему кололи антибиотики, у ребенка были проблемы с кишечником, а персонал больницы совсем не занимался им, — делится Анна.
Очень скоро Ермоловы привыкли к Павлику. Анна гуляла с мальчиком в больничном дворе, Сергей привозил ему из дома детские вещи. А потом органы опеки решили отправить Павлика в другой город, в детский дом. 
— Помню, как мы решились усыновить его, и муж пошел в опеку. Оказалось, что у малыша есть младший братик девяти месяцев с диагнозом «дистрофия», но и это нас не остановило, мы готовы были забрать обоих. В итоге из-за того, что собственного жилья на тот момент у нас не было, ничего у нас не получилось, но переживания за Павлика остались на многие годы, — сожалеет женщина.
 
 
Подарить семью
— Решение стать приемной семьей мы принимали совместно с мужем и нашими детьми. Собрали необходимые документы, и я поехала к региональному оператору. Приняли меня только в третий приезд. Это было 25 декабря 2007 года. Сказали, что детей нет, поэтому даже не будут включать компьютер. Как так?! Еле уговорила просто включить его и показать, что их нет. Тогда я еще совершенно ничего не знала и не понимала, что дети в базе, конечно же, были, но в основном с тяжелыми диагнозами, — рассказывает Анна. 
По воспоминаниям Анны, когда на экране компьютера появилось фото маленькой темноволосой головки девочки, с соской на пол-лица и со сходящимися к носу черными глазками, она почувствовала, что это «тот самый» ребенок. Приемная мама захотела встретиться с девочкой. 
— Помню наше первое короткое посещение Насти. Она испугалась нас и громко орала каким-то недевичьим басом, а мы испугались ее. Муж потом сказал, что он думал только об одном: «Что мы здесь делаем?!». И у него было одно желание — убежать оттуда, — с грустью вспоминает приемная мама.
Однако Анна успела сделать два снимка ребенка и дома, когда все уснули, листала полночи эти фото туда-сюда, смотрела, думала. У девочки на лице был отпечаток диагноза, связанного с глубоким алкоголизмом биологической мамы, — лоб сильно выпирал из-за рахита. Несколько часов размышлений наедине с собой, и в сердце пришло понимание: Анна захотела дать шанс именно этому ребенку. Так в семье Ермоловых появилась Настя, их первый приемный ребенок. Но свою радость разделить тогда было не с кем, поддержки приемные родители не получили.
— В тот момент, когда мы решили взять ребенка, многие наши знакомые, родственники не понимали нас. В основном все пытались отговаривать, — вспоминает Анна. — В опеке тоже отговаривали брать именно этого ребенка, так как там все было сложно с диагнозами и с наследственностью. Как потом я узнала, помимо плохой наследственности, девочка родилась с весом 1 кг 300 г и находилась восемь дней в реанимации. Мой отец — врач, и когда я ему показала фото малышки, которую мы хотим забрать, он изменился в лице и сказал, что уж если нас не переубедить в желании взять ребенка, то только не берите эту девочку — у нее органика (органическое поражение ЦНС).
Приемных родителей не отпугнуло и это. Забрать девочку домой получилось лишь через три месяца. За первый год жизни в семье Настя выросла на 18 см, а большинство ее диагнозов спустя время были сняты. Сейчас Настя окончила пятый класс, в августе ей исполнилось 12 лет. 
— Помню, спустя четыре года, как мы забрали Настю из дома ребенка, меня в соцсети нашла психолог, работающая
там. Она представилась и, извинившись за возможную ошибку, поинтересовалась, не Настя ли у меня на фото. И когда я ответила, что да, это она, женщина сказала, что вообще не может поверить в то, что это Настя, дословно: «Таких перевоплощений не было еще в истории их учреждения!». Я сказала, что мне очень приятно это слышать, а она — что ей не менее приятно это видеть. С тех пор мы дружим, — с улыбкой вспоминает наша героиня. 
 
 
«Я бы такого ребенка никогда не взяла»
Приемная Настя почти девять лет была самой младшей в большой семье Ермоловых. А два года назад она стала старшей сестрой! В семье появились малыши: трехлетняя Ника и пятилетний Миша — родные брат и сестра. 
А еще около года назад Анне позвонили из опеки и пригласили на разговор.
— Мне сказали, что есть малыш, которому всего две недели, зовут Максим. И помимо того, что мать, родив его в глубоком запое, отказалась от него после родов, отказываются и усыновители из-за его диагнозов. Мне предложили его забрать. Это было большой неожиданностью! 
Семья Ермоловых была готова взять и четвертого приемного ребенка, но Максим был совсем малыш, грудничок. Принимая в семью ребенка такого возраста, придется изменить весь жизненный уклад, и Анна с Сергеем это понимали. А еще его диагнозы… 
— На тот момент, когда мне предложили забрать малыша, наш старший сын поступил в престижное учебное заведение в Москве, и мы собирались переезжать из Волгограда в Подмосковье, чтобы быть ближе к сыну. Взять грудного ребенка казалось нереальностью, муж был сначала категорически против. И из-за предстоящего переезда, и из-за возраста малыша. Он призывал меня объективно смотреть на ситуацию, да вроде я и сама все понимала. Но все равно пошла к Максику на первую встречу.
На вопросы приемной мамы о диагнозах Максима заведующая отделением ответила так: «Ну что я могу сказать, я бы такого ребенка никогда не взяла». Далее последовали доводы и уговоры отказаться от малыша, ведь с ним будет так много сложностей. Анна объясняла женщине, что диагнозы — не приговор, с ними можно жить. К тому же есть разные методики, и лечение никто не отменял, все это поможет малышу. А между тем в голове Анны все крутилась мысль: «Как, проработав 25 лет с грудничками, можно вот так просто ставить крест на ребенке?».
Ермоловы забрали мальчика из больницы, когда ему исполнилось чуть больше месяца. О своем решении они не пожалели ни разу. Сейчас Максиму годик, и основные диагнозы, из-за которых ребенка не забрали усыновители, не подтвердились. 
Часто Анне и Сергею задают вопрос: «А почему вы вообще берете таких детей?». Ответа на него у родителей нет.
— А я сама не знаю почему. Мы не задавались целью брать детей с диагнозами, просто так получилось. Это крест наш, наверное. И это очень сложно. Но кто сказал, что такие дети не могут быть любимы? Это жестоко — отнимать у них шанс стать счастливыми,— считает Анна. 
 
Нам нужна Даша
А три месяца назад Анна увидела фотографию Даши в одной из групп по усыновлению детей. По фотографии вышла на видеоролик, который был снят для социального проекта «Я маму жду», реализуемого в Хабаровске. 
— Я перешла по ссылке, стала смотреть. Обычно видео я не смотрю, но в этот раз что-то мне не позволяло закрыть его, и я досмотрела до конца. И как раз в самом конце видеоролика я услышала слова, которые меня будто прострелили. Даша говорила именно то, что я сама всегда пытаюсь донести до своих детей: «Самое главное в жизни — это семья. Работать, не лениться, не пить и не курить, не употреблять наркотики. Делать все для того, чтобы семья была счастлива и чтобы дети не оказались здесь, в детском доме». Невозможно передать, как сильно коснулись меня эти слова.
Мысли о Даше все никак не оставляли ее, она постоянно пересматривала ролик и не могла поверить, что девочка так далеко, в Хабаровске.
 — Мне все казалось, что это расстояние — шутка какая-то нереальная. Я ощущала, что Даша рядом, не верила, что нас разделяет 6 000 км. 
Спустя два дня после просмотра ролика будущие родители связались с хабаровским региональным оператором, но оказалось, что родителей нет в базе, — после того, как Ермоловы забрали в семью Максима, их из нее убрали, потому что закончилось действие заключения на ребенка. Получается, весь пакет документов родителям нужно собирать заново. 
Эта привычная процедура семью Ермоловых не смутила, и решение лететь родители приняли довольно быстро. Без помощи фондов или пожертвований, на деньги из семейного бюджета (взамен поездки многодетной семьи на море) были куплены билеты. «Нам не было жалко денег. Нам нужна была Даша», — вспоминают Ермоловы.
Анна отыскала детский дом, в котором жила Даша, — приемная мама нашла его страницу в социальных сетях, а через администратора группы смогла выйти на администрацию детского дома. Благодаря существующему в Хабаровске проекту наставничества Даша вскоре познакомилась и смогла общаться с Анной и Сергеем. Контакт был найден буквально сразу, уже в первом разговоре Анна почувствовала, как у нее много общего с Дашей. Совсем скоро будущие приемные родители и девочка уже часами говорили по видеосвязи. 
— Я нашла в ней свою родственную душу, у нас даже интересы совпадают, Даша очень похожа на меня,— удивляется Анна. — И когда мы уже точно понимали, что заберем ее, видеоролик с ней я скинула в семейный чат, чтобы дети увидели ее, да и в целом сказали свое мнение. Ожидала того, что услышу что-то вроде: «Родители, да сколько можно уже, хватит нам детей». Но в ответ услышала другое: «Мы гордимся вами! Как хорошо, что именно вы наши родители».
Встреча с Дашей прошла тепло, приемные родители встретили девочку объятиями: «Мы обнялись и стояли так какое-то время, как родные люди». Уже на первой прогулке Анна рассказала Даше, что в их семье существует особый знак: сжав в своей руке ладонь человека, ты, таким образом, говоришь, что любишь его. И после этих слов Даша понимающе сжала ладонь тети Ани в своей руке. 
 
Соработники
Пока Даша летит в семью Ермоловых по гостевому разрешению, она станет шестым ребенком в доме (трое старших детей Ермоловых уже не живут с родителями). Все существующие сейчас трудности с документами Анна и Сергей надеются решить в ближайший месяц, чтобы девочка осталась в их семье навсегда. В Подмосковье Дашу уже очень ждут, особенно Настя, — ведь девочки — ровесницы. 
— Раньше я не понимала ценности того, как мои дети относятся к приемным. Они оказались моими соработниками, вошли в наш труд. Не ревновали, делили нас с приемными детьми. Наверное, это и наша с мужем заслуга, что они так любят и опекают приемных детей, воспринимают их как чудо! Значит, что-то правильное мы в них вложили, — делится Анна. 
Дашу встретят большим и пышным праздником, о котором она мечтала и представлениями о котором уже поделилась с Анной и Сергеем. У девочки вообще много планов на будущее. Она очень артистичная и уже осенью, вместе с обычной школой, она хочет посещать и театральную, и хореографическую. А если останутся время и силы — и музыкальную тоже. 
А еще Даша мечтает скорее отпраздновать свой день рождения, она даже знает, в каком стиле он будет: девочке очень нравится мультик «Холодное сердце». 
 
Многодетный образ жизни
В 2017 году на территории Хабаровского края общая численность детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, составила 6 815 человек. Известно, что на воспитание в семьи были взяты 5 608 детей. Охотнее при этом берут именно маленьких деток, подросткам же обрести дом и любящую семью намного сложнее. 
Одиннадцатилетней Даше очень повезло оказаться в семье Анны и Сергея Ермоловых, ведь Даша — взрослый ребенок, да еще и на пороге переходного возраста. 
— У нас это первый опыт, мы никогда не брали в семью такого взрослого ребенка. Конечно, и у нас есть какие-то страхи. Больше всего пугает адаптация, всегда переживали за это. Но ни с одним из наших детей мы этого не почувствовали, все прошло хорошо. Атмосфера в доме теплая, семейная. Да и к тому же все детки ждут Дашу. Думаю, ей с нами понравится.
О том, что десятилетие назад семья Ермоловых приобрела статус приемной, ни один из членов семьи не пожалел ни разу. 
— Конечно, были моменты слабости и отчаяния. В один из таких, помню, я позволила себе подумать: «Господи, что я натворила! Зачем я в это ввязалась?». Но мысль эта ушла так же неожиданно, как и появилась. Быть мамой непросто, а мамой восьмерых детей — еще сложнее, — смеется Анна. Мы многодетная семья, и для нас это — образ жизни, по-другому уже не сможем.
 
 
 
 
«Тема этого материала, можно сказать, сама меня нашла. Семья Ермоловых прилетела в Хабаровск всего на несколько дней, чтобы подготовить необходимые документы и навсегда забрать Дашу к себе, в Подмосковье. Ермоловы живут за тысячи километров от Даши, и о ней будущие  родители узнали  благодаря видеоролику  социального проекта «Я маму жду» от «Гражданских медиа», который рассказывает о воспитанниках хабаровских детских домов. И вот где-то в промежутке между важными делами приемные родители согласились встретиться и поговорить со мной. С ними было очень тепло, Анна и Сергей — открытые и добрые люди, у них большая и любящая семья, интересные личные истории. Думаю, именно поэтому материал о них и получился такой честный и трогательный».
0
0
Ваша оценка: Нет


Отправить комментарий

ВОЙТИ С ПОМОЩЬЮ
Ваше имя
Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
Комментарий

Комментарии