Почем пуд милосердия

Текст: 
Вера Чеботарева
Фото: 
Вячеслав Митинькин

Двенадцать лет назад она была другим человеком и даже не задумывалась о милосердии как о работе. Однажды все переломилось где-то внутри. Исполнительный директор Хабаровского краевого отделения общероссийской общественной организации «Российский Красный Крест» Татьяна Чукавина рассказала о своих достижениях в Год волонтера и о том, как развить человеколюбие до такой степени, когда начнешь отдавать гораздо больше, чем получаешь

Дорога к людям
Еще двенадцать лет назад Татьяна Чукавина работала в образовании, занималась с лидерами детских объединений. Она сторонилась лиц без определенного места жительства, как большинство светских людей, считала, что эти люди где-то вне ее жизни. Сейчас даже старается избегать в речи тех эпитетов, которыми раньше описывала этих людей. Во-первых, не считает это теперь профессиональным, а во-вторых, просто искренне перестала так думать. 
Когда пришла в «Красный Крест», мне пришлось работать с тем контингентом, от которого я раньше держалась подальше. Это, прежде всего, лица без определенного места жительства. Сейчас я привыкла, среди них есть и наши «постоянные клиенты», которые все время получают помощь в виде продуктов питания, теплых вещей. Сейчас зима, и они, конечно, идут к нам строем. Я теперь нормально с ними общаюсь и работаю, потому что знаю, что любой может оказаться в таком бедственном положении.
Понимание и принятие к Татьяне приходили постепенно. Человеческие истории раскрывали глаза на глубину проблем этих людей. Кто-то работал в прошлом переводчиком в престижном месте, зарабатывал в валюте и снимал сливки с этой жизни, а теперь дрейфует за ее бортом.
Мы слушаем истории разных людей. Кто-то приходит с жуткими подробностями. Иной раз и работа горит, а как мы смеем сказать человеку: «Все ясно, идите!». Недавно был у меня мужчина на приеме. Я почти час слушала его горькую историю, до сих пор переживаю, потому что мне безумно жаль его.
По словам Татьяны, работа в «Красном Кресте» — это самоотверженный труд. В основном добровольческий. К концу 2018-го можно подвести некоторые итоги, ведь он был объявлен Годом волонтера.
Я горда тем, что в этом году мы посетили много мест лишения свободы по краю: от Совгавани и Ванино до Комсомольска-на-Амуре. Я член общественно-наблюдательной
комиссии Хабаровского края. У меня есть мандат на беспрепятственное посещение этих мест. Мы комиссионно проверяем условия содержания осужденных. Узнаем от самих заключенных о качестве питьевой воды, которой их обеспечивают, о том, имеют ли место побои. К счастью, мы ничего подобного не обнаружили. Меня это особенно порадовало, потому что это, прежде всего, люди, и они должны отбывать повинность в человеческих условиях. Я за гуманность. Я к этому пришла.
 
Грустные глаза
Наш фотограф заметил, что у нее грустные глаза. Работа с теми, кому нужна помощь, — это не связанный с яркостью, блеском и радостью труд. Каждый день в стены «Красного Креста» люди приносят свое горе и беды, решать которые нужно сотрудникам.
За 12 лет я научилась читать людей, видеть их изнутри и быть с ними открытой. Когда говорила о том, что ушла от себя прежней и научилась милосердию, я имела в виду как раз вот это: сквозь себя ты пропускаешь все горе других людей. Уход в ту организацию, где я сейчас тружусь, нельзя сравнить с уходом в монастырь. Там человек уходит к себе, а я ушла именно к людям. Счастливые к нам не приходят, мы решаем сложности тех, у кого жизнь не сахар. Конечно, это сказывается на душевном состоянии, мы выгораем, не без этого.
Есть работники, которые, по словам Татьяны, «гениально умеют ставить блоки» — слушать людей, проникаться их проблемой, но не уходить в нее всецело. В силу своего эмоционального нрава Татьяна Чукавина переживает ситуации вместе с теми, чьи истории она услышала.
Наверное, со временем научусь не быть такой восприимчивой. Я уже не такая, как была в начале своего пути. Я тогда просто плакала от всего увиденного. Сейчас стараюсь меньше отдаваться эмоциям, а направлять свои силы и мысли на конструктив: как конкретно помочь.
 
С двух сторон
Чувство брезгливости пересилить в себе непросто. У Татьяны все прошло само собой. Разумеется, не до абсурда. Заразиться не хочет никто — даже самый чуткий работник. Резиновые перчатки и маски на лицо — нормальные меры предосторожности.
Мы рискуем, как и врачи. От того же туберкулеза не застрахован никто. Можно, не ездя в автобусах, заразиться им и от таксиста, но все же наш риск выше, чем у обычных людей, которые пересекаются с такими больными случайно. Но что делать, это часть нашей работы. Каждый год в марте мы проводим акцию «Чистое дыхание». Собираем лиц без определенного места жительства в диспансере и делаем им флюорографию. В прошлом году человек 50 пришло, из них у шести выявилась открытая форма. Получают лечение. Всех, кто пришел, мы стимулируем еще набором продуктов, которые они получают, пройдя обследование. 
Справиться с чувством неприязни к нуждающимся в помощи людям Татьяне помогло и обучение в Москве — она получила знания и дипломированную возможность оказывать первую помощь. Теперь, если на улице она увидит человека, которому плохо, не пройдет мимо по двум причинам: просто не сможет по-человечески и сможет помочь профессионально.
Передать знания кому-то — это та же помощь. Я бесплатно обучила заключенных женской колонии под Хабаровском. Теперь, я верю, эти люди тоже не пройдут мимо чужой беды.
Милосердие общества в России отличается от того, что есть за рубежом. Наша проблема заключается в том, что люди пока не готовы отдать другому то, что нужно им самим. Часто приносят на склад вещи, которые можно только выбросить. К примеру, «убитую» шляпу 82-го года выпуска. Вряд ли такую вещь наденет на себя даже очень бедная женщина.
У нас пока не развита помощь людям так, как за границей. В той же Америке, где люди жертвуют «Красному Кресту» многое, вплоть до жилых домов, государство поощряет их. Например, пожертвовал ты на 1 000 долларов — тебе уменьшат сумму выплаты за налог в конце года. Это же взаимодействие граждан и государства, это грамотный подход к пожертвованиям. Конечно, у нас все не так, мы пока только на доброте, не прикрытой никакими гарантиями и преференциями.
 
Принцип нейтральности
Не осуждать и не обсуждать никого. Эти постулаты стали основополагающими в жизни Татьяны Чукавиной. Она точно поняла, что зарекаться от чего бы то ни было в жизни нельзя. Она не осуждает тех, кто на дне жизни, не осуждает молодых мам, которые приходят в «Красный Крест» за помощью, имея на руках свидетельства о рождении своих пятерых детей, в каждом из которых указан разный папа.
Ни от чего нельзя зарекаться. И я не зарекаюсь от того, что когда-то буду работать где-то еще. Но точно не сейчас и не в ближайшие годы. «Красный Крест» навсегда останется в моем сердце, я никогда уже не стану другой, я буду помогать людям во всем. Тот путь, который я проделала от себя прежней к себе сегодняшней, был сложен, но возможен для меня. А вот уже в обратную сторону этого пути просто нет. Я никогда уже не изменюсь, свой путь я выбрала. 
0
0
Ваша оценка: Нет