Творческий эксперимент

Текст: 
Анастасия Корнейчук
Фото: 
Урал Гареев

Про бриллианты, «обнаженку» и важность неповторимого беседуем с признанным художником Хабаровска, кавалером трех орденов Фаберже Алексеем Бабуровым

 

Алексей Бабуров, член Союза художников России, участник более 50 выставок в России и за рубежом
 
 
В: Алексей Владимирович, как вы вдруг поняли, что ваша жизнь будет связана с искусством?
Да как-то само собой — я с детства проводил время у своего отца в мастерской. Мой папа, кто вдруг не знает, —
Владимир Филиппович Бабуров, скульптор, работает в области монументального, декоративно-прикладного и ювелирного искусства. Он автор памятника писателю Николаю Задорнову на набережной Хабаровска. А я не только ювелир, как многие думают. Ювелирами кого только не называют — людей, которые сидят на ремонте изделий, продавцов в магазине, тех, кто работает на заводе, на потоке, делает одну операцию всю свою жизнь, футбольный клуб «Ювелир» был у нас в училище, а еще так именуют специализирующихся на краже ювелирных изделий. Понятие «ювелир» — очень широкое, почти такое же, как «врач». В первую очередь я художник, в том числе делал ювелирные изделия. Владею рисунком, живописью, скульптурой, композицией, у меня полноценное художественное образование. Я учился в Красносельском училище художественной обработки металла в Костромской области, основанное бароном Штиглицем, тем самым, который открыл в Ленинграде высшее училище технического рисования, в советский период оно носило имя Веры Мухиной. Это было единственное в Советском Союзе заведение, которое готовило на высоком уровне художников по обработке металла. Пять лет я занимался исключительно специальными предметами, обобщу — искусством!
 
В: Что же для вас творчество?
Творчество для меня — всегда эксперимент! Создание чего-то своего. Я никому не подражаю, может быть, в студенчестве, когда учился, копировал работы, как и многие художники делают это в процессе обучения.
 
В: Расскажите о вашем проекте, посвященном дальневосточным художникам.
Это наша совместная работа с фотографом Уралом Гаре­евым. Фотография и несколько вопросов от художника художнику. Мы решили запечатлеть эпоху. К сожалению, выдающиеся люди культуры и искусства уходят. Я жалею, что такой проект никто не додумался сделать лет 40 назад! Представляете, какой ценностью сегодня обладали бы эти материалы! Вот мы решили восполнить пробел, точнее, не упустить настоящее. Сегодня «увековечены» порядка 20 дальневосточников, внесших вклад в развитие нашего искусства. Проект продолжается, идея очень понравилась нашим соседям-владивостокцам.
 
В: Несколько лет вы преподаете в созданной вами Студии искусств в Хабаровске. Что это — отдушина или необходимость?
В Хабаровске, конечно, учат художников, но как — это отдельная тема. Научить рисовать за один день в принципе невозможно. Я создавал студию в первую очередь для своих детей. У меня две дочери. И я, как и любой нормальный родитель, хочу, чтобы они были всесторонне развиты. Изначально студию посещали только мои дети, потом стали приходить другие. Постепенно к нам присоединились студенты и люди среднего возраста. Я даю основы художественного образования. Если провести аналог с музыкальным образованием — это то же самое, что изучать ноты. Посетители моей студии — те, кто не боится напрягать мозги, кто умеет думать, кто реально хочет научиться рисовать. Стандартизация — это не для меня! Я не устанавливаю рамки, не ставлю сроки обучения. Со всеми занимаюсь индивидуально. Это, по моему мнению, всегда эффективнее. Кто-то может за несколько месяцев освоить элементарные навыки, а кто-то — никогда. Это как желание похудеть. Один за месяц справляется, другой всю жизнь пытается!
В: Почему в процессе обучения нужно рисовать «обнаженку»? Ни у кого это не вызывает смущение?
Это необходимая часть художественного образования. Дети, конечно, «обнаженку» не рисуют. А те, кто постарше, — обязательно. И смущению здесь нет места. Студенты-медики ведь не смущаются, когда изучают анатомию? Это обязательная часть процесса обучения будущего врача. Чтобы уметь нарисовать одетого человека, нужно сначала суметь нарисовать его без одежды. Есть такая шутка: «Если художник не умеет рисовать ноги, он рисует их в валенках и прячет их в сугроб».
 
В: Вы изготавливали индивидуальные украшения, многие заказчики наверняка хотели изделие с камнями и приносили свои, чтобы вы их обрамили. Просили проверить, например, бриллиант на его натуральность?
У меня есть четкая уверенность, что сегодня большое число людей носит ненатуральные бриллианты, причем сами того не подозревая. Да, бриллианты сейчас научились имитировать очень хорошо, есть подделки очень высокого уровня — муассаниты появились помимо фианитов, есть варианты, их даже тестер не определяет. Вот рубины, сапфиры и изумруды — другое дело. Я способен с высокой долей вероятности отличить природный от искусственного.
 
В: С каким материалом предпочитаете работать при изготовлении украшений?
С золотом 750-й пробы международного стандарта. 583-я и 585-я пробы — это советский стандарт. Вообще, эти цифры означают долю золота в сплаве. Все остальное — лигатура: в основном, медь и серебро. Раньше, все по тем же стандартам, по ГОСТу, производители добавляли в равных пропорциях эти металлы. Но сегодня они идут по наименьшему пути сопротивления — удешевляют продукцию. Как правило, медь становится единственной примесью вкупе с золотом. Именно поэтому многие обладатели колец с такой пробой часто наблюдают зеленый ободок вокруг пальца. Кстати, именно поэтому золотое изделие получается красно-медного оттенка. И, между прочим, за границей такие изделия не носят — это считается курьезом. Натуральное золото — желтое — 999-й пробы. Сегодня его редко можно встретить, тем более в магазинах. «Белое» золото я вообще не понимаю и считаю его абсурдом. Это не цвет золота — изделия покрыты родием, в сплав добавляют никель. К чему это? С ним сложно работать — не гнется, и, кстати, в ломбард вы его не сдадите, его просто не примут! Потому что оно отливается один раз, и чтобы его пустить еще раз в производство, нужно еще добавлять 60 % «чистоты» и лигатуры. С успехом можно носить серебро — прекрасный благородный металл, и цена не «кусается»!
 
В: Где можно увидеть ваши работы?
У меня в мастерской. А вообще, мой арт-объект находится в постоянной коллекции арт-этажа Музея современного искусства во Владивостоке. Другие работы размещены в Приморской галерее. Есть ювелирные работы в постоянных фондах в Государственном Эрмитаже, в Музее камнерезного и ювелирного искусства в Екатеринбурге. О признании — есть у меня в «копилке» уже три ордена международного мемориального фонда Карла Фаберже. Приятно!
 
В: Каков ваш девиз по жизни?
Жить в гармонии с собой, заниматься любимым делом, делать что угодно, но чтобы это не приносило вреда другим. Главное — проводить время интересно, философски и с юмором смотреть на вещи. 
0
0
Ваша оценка: Нет


Отправить комментарий

ВОЙТИ С ПОМОЩЬЮ
Ваше имя
Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
Комментарий

Комментарии