Белый театр

Текст: 
Анна Барахтина
Фото: 
архив театра

Есть на улице Шеронова особый дом. И соседи у его жильцов просто замечательные. Вот только играют они не на кларнете, а на сцене. Которая, кстати, расположена все по тому же адресу. Если вы все еще не догадались, о чем идет речь, знакомьтесь: Белый театр. Кстати, в этом году ему исполняется ни много ни мало 30 лет. Любопытно, что его юбилей совпал с Годом театра: символично, правда?

 

А все началось с капустников — самодеятельных шуточных выступлений для узкого круга в далеких 80-х. Выступала тогда группка молодых и талантливых единомышленников в Доме актера в свободное время. Вскоре грянули нововведения в работе государственных театров. Актеров начали переводить из штата на договор, что вызвало волнения в кругу людей творчества. Ко всему прочему такие новшества дали возможность руководству свести личные счеты с теми, кто неугоден. Тогда часть молодых актеров взбунтовалась против вопиющей по тем меркам несправедливости. 
«Сейчас договор — это нормально, а в то время было шоком. И тогда мы совершили небольшой переворот, по крайней мере для себя. Это же всегда так: молодежи свойственно совершать революцию. Мы ушли из театра и сформировали собственную труппу», — вспоминает Андрей Трумба, художественный руководитель Белого театра.
Предводителем коллектива, а впоследствии первым художественным руководителем стал режиссер Аркадий Раскин. Участники труппы ставили свои спектакли при Доме актера, пока его не закрыли на капитальный ремонт. 
«Закрыть закрыли, но до сих пор не отремонтировали. Вот так и получается: актеры есть, а Дома актеров у них нет», — смеется режиссер Белого театра Ольга Кузьмина.
Так начались коллективные поиски нового пристанища. Подходящее не могли найти довольно долго. Наконец-то присмотрели место. Это было помещение закрытого типа, где проводили выставки товаров для «своих». За новый дом пришлось побороться. Чтобы привлечь внимание к своей проблеме, актеры сыграли спектакль «Сказ о царе Максе Емельяне» прямо перед зданием городской администрации, а затем провели там же почти двое суток в окружении милиции. Отчаянные действия дали свои плоды, и в 1989 году театр получил то самое помещение, где и располагается до сих пор. Тогда же возникло и название «Белый театр» — по аналогии с чистым белым листом, ведь актер может творить своей игрой, как художник кистью и красками. 
Совсем недавно, пару лет назад, фасад Белого театра приобрел индивидуальность благодаря одному из членов творческого коллектива — художнику Андрею Тену. Но что же ждет гостей там, за входной дверью? Красные дорожки? Белый мрамор? А вот и не угадали! Только переступив порог, вы сразу увидите… пузатый самовар! А рядом — баранки или сушки: ну какое же без них чаепитие? Холл Белого театра скорее похож на маленькую уютную квартиру, куда вы пришли в гости к добрым друзьям. 
«Мы своих постоянных зрителей знаем в лицо. Они к нам заходят, как к себе домой. Сами идут к самовару, наливают чай. Кто-то приносит любимый кофе с собой. Есть зрители, которые оставляют у нас свои кружки: наши стандартные — небольшие, а кто-то не любит пить из мелкой посуды. Некоторые уже переехали из Хабаровска, а их кружки до сих пор остались у нас», — рассказывает Андрей Трумба.
«Всегда видно, кто новенький. Особенно это заметно по одежде. Зрители воспринимают поход в театр как выход в свет, надевают роскошные платья с оголенными спинами и парадные костюмы. Приходят к нам и не понимают, что происходит», — с улыбкой делится актриса и администратор Белого театра Алиса Бирулина.
 
 
 
 
Здесь рады зрителям хоть в майках, хоть в джинсах, хоть даже в лыжных ботинках — да-да, были и такие гости. Теплый домашний интерьер не располагает к вычурным нарядам. Повсюду раритетная мебель, старые фотографии, картины, игрушки, шапки, статуэтки, музыкальные инструменты — чего только нет. Все это создает необычную, но невероятно уютную атмосферу, ведь все вещи со своей историей, с душой.
«Все это мы старательно подбирали сами. Многое из этого с нами с самого основания театра. Часть костюмов, мебель, посуда, мелкие предметы интерьера — что-то мы приносили из дома, что-то нам отдавали в ответ на объявления в газетах. А еще мы всегда любили блошиные рынки, там можно найти вещи с историей. Все предметы интерьера в холле, начиная с бокалов, иногда принимают участие в спектаклях. Это лучший реквизит, потому что такие вещи несут энергетику, они живые», — рассказывает Ольга Кузьмина. 
Но главная фишка Белого театра в том, что на сцене можно увидеть не только кружки и ложки из холла, но и тех людей, что встречали вас при входе, принимали ваши куртки в гардероб и наливали вам чай. Как только вы займете одно из тридцати мест в небольшом, но уютном зрительном зале, то поймете, что все это время о вас заботились актеры Белого театра собственной персоной. Не менее неожиданным может оказаться и то, что вам покажут на сцене. Романтический трэш, скверный анекдот, этюд не этюд, театральный портрет в стиле кубизма — ну как вам такой репертуар?
«Нас нельзя назвать развлекательным театром. Нам как-то даже говорили: «У вас нет смешных спектаклей». А вот мы хохочем, когда делаем. Человек обычно думает, что он приходит в театр развлекаться. Но вот наш зритель не за тем приходит. И какого он возраста, не важно. Наш зритель приходит за чувствами», — делится Андрей Трумба.
Изначально Белый театр позиционировался как театр абсурда. Раньше все спектакли строились на подтекстах, говорить прямо о многих вещах было нельзя, только намекать. Но с годами репертуарный план претерпел изменения. 
«Когда появилась свобода слова, то смысла в абсурде не стало. Ведь он был уже повсюду, реальная жизнь превратилась в абсурд. Теперь больше, чем абсурд, интересна душа человека», — подытоживает Ольга Кузьмина.
Кое-что осталось неизменным. То, что в Белом театре избегают привязки ко времени. Отдают предпочтение вечным темам, которые не теряют актуальности. Но раньше в репертуаре почти не было русских авторов, а теперь к ним обращаются все чаще. Это и Достоевский, и Набоков, и современные авторы, такие как якутский драматург Семен ­Ермолаев — Сиэн Екер. Кстати, совсем недавно, в апреле, постановку по его пьесе «Гамлет, Лир, Макбет и шум дождя» Белый театр представлял на суд зрителя. Поставили ее в рекордно короткие для коллектива сроки — всего за четыре месяца.
«Мы были поставлены в жесткие рамки, — делится Андрей Трумба. — Выиграли президентский грант на просветительский проект, приуроченный к Году театра. Кроме спектакля, была образовательная программа, на что тоже требовалось немало времени. Это была для нас катастрофа, мы до последнего были в панике, что ничего не успеем».
Обычно от задумки до воплощения на сцене труппе Белого театра требуется не меньше года. К тому же некоторые спектакли приходится отодвигать: у актеров просто может не найтись достаточно времени на репетиции. Дело в том, что почти у каждого есть другой источник заработка. 
«Вот поэтому мы и не бунтуем, — смеется Алиса ­Бирулина. — У нас просто нет на это времени».
 «Мы их приглашаем на репетиции и спектакли. Кто может — участвует. Если не хватает людей, приходится отодвигать некоторые спектакли. Специфика нашего театра в том, что у нас нет постоянной труппы. Мы работаем по западному формату», — объясняет Андрей Трумба.
Сейчас в составе труппы Белого театра восемь актеров: трое мужчин и пять женщин. И для всех есть одно важное правило: если пришел хотя бы один зритель — спектаклю быть. 
«Однажды довелось выступать для одного зрителя, — вспоминает Андрей Трумба. — Организация обратилась с просьбой провести утренник детям сотрудников. Время выбрали не самое удобное — 1 января в десять утра. Естественно, никто не встал в такое время. Только одна бабушка привела своего внука четырех-пяти лет. И труппа из 16 человек устроила праздник для него. Он получил целый спектакль-сказку, игры вокруг елки с песнями, танцами, хороводами и конкурсами. Ну и подарки забрал за всех детей. Наверняка этот утренник запомнился ему надолго».
«А еще однажды нам принесли клюшку с автографом прославленного хоккеиста. Она у нас стояла без дела, пока не случился очередной новогодний утренник. Мы предложили детям написать свои желания для Деда Мороза. Один мальчик попросил хоккейную клюшку. Угадайте, что он получил в подарок прямо на утреннике? Через много лет мы его встретили, он уже был взрослым молодым человеком. Оказалось, он все еще помнил нас и эту историю, было очень приятно», — добавляет Ольга Кузьмина. 
Спектакли и детские праздники — это еще не все направления деятельности Белого театра. Коллектив занимается и социальными проектами. Работают не только с управлением социальной защиты, но и с фондом «Филантропия». Один из таких совместных проектов — «Непридуманные истории». Спектакль был основан на реальных событиях: это истории детей с ДЦП и их родителей. 
«Идея была в том, чтобы убрать барьеры, показать, что это абсолютно нормальные люди. А странности вовсе не странности, а особенности. А самое удивительное и прекрасное, что эти люди не считают, что у них есть проблемы. Мы знакомы лично с авторами этих историй — потрясающие люди. Они радуются каждой мелочи, благодарны жизни за все. Для нас эти проекты были очень важны», — объясняет Алиса Бирулина.
«Было очень грустно, ведь оказалось, что мало зрителей готовы это смотреть. Для многих это тяжело, увы. Хотя, несмотря ни на что, истории жизнеутверждающие, светлые. Пока мы их читали, рыдали. Но они заряжают», — добавляет ­Ольга Кузьмина. 
Еще один яркий проект — спектакль «ХИ-ХИ-ХИ да ХА-ХА-ХА», недаром именуемый театральной инклюзией. В нем к актерам Белого театра присоединился незрячий, но талантливый десятилетний мальчик Глеб Котин.
Есть в Белом театре и образовательные проекты. Для всех желающих доступен курс сценической речи, который здесь преподают на уровне лучших театральных вузов. А в рамках просветительского проекта «Год театра» при поддержке Фонда президентских грантов в декабре прошлого года у хабаровчан была возможность познать азы актерского мастерства. В планах вести этот курс постоянно. 
«С годами появляется потребность что-то отдавать. У нас уже накопился определенный опыт, которым мы готовы делиться с теми, кому это будет интересно», — делится Ольга Кузьмина.
Также коллектив планирует впервые поставить на сцене Белого театра поэтический спектакль. 
0
0
Ваша оценка: Нет