НЕРАВНОДУШНОМУ — ВЫЖИТЬ!

Текст: 
Владислав Титяев
Фото: 
пресс-служба театра

Пересмотрев уже добрую половину спектаклей фестиваля «Золотая маска» в Хабаровске, ловишь себя на мысли, что про каждую работу кратко можно сказать так: вместо десятка рецензий это лучше один раз увидеть! Спектакль «Добрый человек из Сезуана» не стал исключением. Однако редакционное задание обязывает дать более развернутый комментарий, поэтому не без удовольствия расскажу, что именно мне посчастливилось увидеть на сцене музыкального театра в этот раз

В 1941 году Бертольд Брехт написал пьесу «Добрый человек из Сычуани», которая стала ярким воплощением его теории эпического театра и имела оглушительный успех. Для столичного театра имени Пушкина драму заново перевел Егор Перегудов, а поставил ее Юрий Бутусов. Премьера состоялась в феврале 2013 года. Премию «Золотая маска» спектакль получил спустя год в номинации «Лучшая женская роль», а также режиссер был удостоен специальной премии жюри «За поиск уникального сценического языка».

О чем

В поисках доброго человека боги отправляются на землю в провинцию Сычуань. Здесь они встречают проститутку Шен Те, которая решает их приютить на ночь. Наутро в качестве благодарности девушку ждет мешок серебряных монет — на них она решает купить табачную лавку. А дальше начинается то, что обычно называется «благими намерениями выстлана дорога в ад». Люди пользуются добротой Шен Те. Дела у лавочки идут из рук вон плохо. Чтобы спастись от разорения, девушка переодевается в мужской костюм и притворяется своим двоюродным братом Шуй Та, жестоким и расчетливым дельцом. Кузен заставляет нахлебников работать на нужды Шен Те, а те, в свою очередь, обвиняют брата в таинственном исчезновении девушки.

Конфликт

В своей постановке Юрий Бутусов решил уйти от бунта против режима, сделал акцент не на политической составляющей пьесы Брехта, а на общечеловеческой. В итоге «Добрый человек» — это страшная правда про то, как плохо устроен мир, бескомпромиссное высказывание режиссера, что надежды нет и не будет. По Бутусову, смысл человеческого существования — это яростная битва человека за самого себя в мире бед и отчаянья.

Зонги

У эпического театра Брехта была отличительная особенность — зонги. Это музыкальные номера, которые звучали как авторский комментарий или интермедия. Московский театр решил сохранить эту особенность. Однако если обычной интермедией принято считать комическую сцену между актами, то интермедия Бутусова — это квинтэссенция драмы, герои исполняют ее на немецком, с надрывом и хрипом в голосе. При этом по ходу пьесы игра актеров комично гротескна, на грани кривляний. Такое режиссерское решение переворачивает смысл термина и заставляет зрителя посмотреть на происходящее под другим углом. В бутусовской постановке все зонги исполняют на родном языке автора, и только в финале актриса Александра Урсуляк дает интермедию сначала на русском, а затем на немецком языке. И в таком сравнении зрителю становится понятно, что оригинал-то звучит более пронзительно. Все зонги сопровождались субтитрами на русском языке. Их транслировали красной бегущей строкой на цифровую панель, что производило дополнительный эффект.

Персонажи

Каждому герою Бутусов придумал свою пластическую «особенность»: домовладелица Ми Цзю (Ирина Петрова) передвигалась по сцене боком, госпожа Шин (Наталья Рева-Рядинская) постоянно размахивала руками, а продавец воды Ванг (Александр Матросов) и вовсе предстал калекой с ДЦП. Казалось, в человеческие тела будто вписаны бедность и несчастье.

Главную роль сыграла Александра Урсуляк, да так, что у зрителя не осталось никаких сомнений, за что ей вручили «Золотую маску»: попеременно она перевоплощалась то в падшую девушку, то в заботливую мать, то в двоюродного брата Шуй Та. Все переходы были легкими, а роли сыграны с отчаянной храбростью. До этого спектакля Александру Урсуляк было принято считать актрисой комедийной, лирической, но в «Добром человеке» раскрылся ее трагический дар.

Сценография, за которую в этом спектакле отвечает Александр Шишкин, на первый взгляд выглядела простой, но в нужный момент начинала работать на спектакль, подкидывая зрителю все новые детали для дешифровки. Если ему удавалось правильно их «прочитать», у происходящего появлялись новые смыслы. К таким деталям можно отнести задники с изображением детей, похожих на жертв фашистского режима; сыплющуюся с потолка крупу, которую можно было принять за дождь или песок пустыни; огромные стволы деревьев, свисающие с потолка; бесконечные падающие пачки сигарет, символизирующие крах табачной империи Шен Те.

В конечном итоге

Спектакль Юрия Бутусова задает зрителю много философских вопросов, ответы на них он должен найти самостоятельно после спектакля. После того как покинул зал, внутри поселилось странное ощущение — кажется, я чуть больше понял этот парадоксальный и противоречивый мир людей. Оказывается, эпический театр Брехта как культурный феномен жив и по сей день. Юрий Бутусов лишь немного изменил конфликт, сделал его богоборческим и дал понять, что эта пьеса не привязана ни к месту, ни к эпохе. Впрочем, не все в Хабаровске смогли оценить талант этого режиссера — к концу спектакля в зале появились пустые места. Может, кого-то испугала продолжительность в три с половиной часа или кто-то посчитал немецкие зонги слишком экспрессивными. Но все же стоит порадоваться за местного зрителя — зал понял постановку режиссера и аплодировал труппе стоя, приглашая артистов на поклон снова и снова.

0
0
Ваша оценка: Нет