ЗДОРОВАЯ ЦИФРА

Текст: 
Ольга Тишкова
Фото: 
Вячеслав Митинькин

Пока в обществе спорят о потенциальном «восстании машин», об угрозах со стороны искусственного интеллекта, новые технологии меняют одну из главных областей жизни человека — медицину. В чем сегодня несомненная польза IT-технологий, нам рассказал Антон Поляков, заведующий рентгенологическим отделением № 2 второй краевой больницы г. Хабаровска

Антон Германович, расскажите, в чем заключается работа врачей вашего отделения?

Наши специалисты занимаются томографией — спирально-компьютерной и магнитно-резонансной (СКТ и МРТ). Наш основной профиль — нейрохирургия, неврология, кардиология, хирургия, ортопедия, травматология. Вторая краевая больница негласно считается скоропомощной, к нам в круглосуточном режиме доставляют пациентов после ДТП, различных падений, и компьютерная томография здесь играет не последнюю роль. Допустим, после аварии пострадавшего осматривают несколько специалистов и сразу назначают ряд анализов, подозревая у него повреждения головного мозга или позвоночника. В короткие сроки подтвердить или опровергнуть этот диагноз может врач-рентгенолог. Но и это лишь одно из наших направлений. МРТ и КТ — это высокоточные неинвазивные методы диагностики, мы можем в короткие сроки посмотреть поорганно, что у человека происходит внутри, и увиденную картину сопоставить с каким-либо заболеванием.

А есть в вашей работе самый любимый момент?

Моя самая любимая часть — поиск причины заболевания. Это достаточно трудоемкая работа с полученным изображением. Для его анализа мы используем как стандартные инструменты для просмотра снимков, так и специализированные, которые в полуавтоматическом и автоматическом режиме позволяют получить необходимые измерения. Когда посмотрел снимки, сформировал в голове, что у пациента происходит внутри, сажусь за описательную часть. И вот тут важно не уйти в словоблудие: некоторые просто перечисляют, что видят, но наше исследование — это ответ на три главных вопроса: что ты увидел на снимке, где оно находится и какое по своей характеристике. Врач-клиницист отправил к тебе пациента все-таки за ответом на вопрос — опухоль это или гематома, а не за описанием контуров патологии. Твоя задача — объяснить, что ты видишь, и доказать, почему ты так думаешь. Если необходимо, рекомендовать дальнейшие действия — дополнительный метод обследования, наблюдение в динамике или другое. К сожалению, сегодня среди ряда рентгенологов встречается слишком формальный подход.

Как вы думаете, с чем это может быть связано?

Отчасти с большим объемом исследований. Когда я пришел в это отделение, за сутки мы принимали 25—30 пациентов. Сегодня эта цифра доходит до 100. При этом у нас по-прежнему шестичасовой рабочий день, прописанный в законодательстве. И вот тут на помощь приходят модернизация, переоснащение и новые технологии: со временем у нас увеличился парк машин, количество мониторов, появились специальные программы для диагностики. Ведь что из себя представляет томограф? Это устройство для сканирования и рабочая станция врача — компьютер, на котором он анализирует полученное изображение. Сейчас в нашем отделении одна рабочая станция, и это крайне неудобно — врачи работают на ней попеременно, создается очередь. К тому же увеличить ожидание может экстренный пациент — врачам-рентгенологам приходится откладывать все исследования и работать с ним. Но в ближайшее время эта проблема будет решена. В рамках программы по переоснащению мы закупили новый аппарат СКТ с рабочей станцией, которая будет работать по принципам облачной технологии. В серверной комнате установят мощный компьютер со всеми современными программами. Снимки, сделанные на томографах, будут поступать туда автоматически. На рабочих компьютерах врачей-рентгенологов появится лишь небольшая версия программы, которая осуществляет связь с этим сервером. Изображения получат обработку в «облаке», врач будет смотреть только готовую картинку. Станция рассчитана на семь удаленных рабочих мест, согласно нашему штатному расписанию. У каждого специалиста появится свое рабочее место, а количество и качество описаний заметно увеличатся.

Это тот самый наглядный пример внедрения IT-технологий в работу врачей. Вы рассказали об «облаке», но все-таки ваши рабочие инструменты — это программы-просмотровщики. Они тоже совершенствуются, чтобы ускорить процесс работы специалиста?

Естественно, сегодня под нужды врачей разрабатывают новые рабочие программы, это определенный тренд. Например, система автоматической обработки коронарных артерий: она сама строит 3D-модель коронарного русла, прокладывает криволинейную «трассу», убирает витые ходы и разворачивает артерию на снимке в прямую. У рентгенологов онкологического профиля есть свои программы, которые позволяют загрузить предыдущие и свежие исследования, сравнить их и выдать результат, насколько увеличилось или уменьшилось объемное образование. Конечно, это можно сделать вручную — померить, пересчитать, но так, согласитесь, быстрее. С каждым годом я наблюдаю технологические рывки в разных областях лучевой диагностики. Например, десять лет назад даже подумать не могли о сверхчетком сканировании сердца. Сегодня получить картинку главного органа с сосудами можно всего за один его удар. Также активно внедряются разработки в области искусственного интеллекта. Нужно понимать, что их главная цель — не заменить врача, а оказать помощь в анализе изображений.

Кто должен, на ваш взгляд, творить эту цифровую революцию? В национальной программе «Здравоохранение» сказано, что совсем скоро должна появиться такая профессия, как специалист по информационным технологиям в медицине.

Определенно, это должен быть профессионал, который будет совмещать компетенции сразу в трех областях: медицине, IT и анализе данных. Но в первую очередь плотный контакт должен быть у программистов с медицинским сообществом. Чтобы врачи выдвигали свои идеи, как они хотят это видеть и как им это будет удобно в работе. Сегодня вся цифровизация, по сути, направлена на то, чтобы сократить количество кликов, чтобы врач как можно меньше времени проводил за монитором. Он не должен подстраиваться под неудобные программы, программа должна подстраиваться под него. Врачу нужно заниматься пациентом и его лечением, а не стучать по клавиатуре, заполняя документацию.

Кстати, о тех, кто приходит за помощью. Возможно, их самосознание тоже изменилось?

Сегодня у нас в городе активно развивается сеть независимых диагностических центров, и пациенты самостоятельно принимают решение обследоваться в них. Посмотрели сериалы, поговорили с родней, и вот: болит голова — пойду сделаю МРТ. Пациент готов тратить деньги, с коммерческой точки зрения это хорошо, но с точки зрения подхода неправильно. Нужно понимать, для чего это исследование и кто с ним будет работать, ведь мы так или иначе работаем под заявку врача узкого профиля. А бывают другие случаи: пациент прочитает в описании про патологические «гиперинтенсивные очаги» головного мозга и бежит к неврологу с требованием их лечить, а это естественный процесс для его возраста. Или прочитает про них в интернете и займется самолечением. Вот это плохо. У пациентов нет того мышления, которое позволит им комплексно оценить, что же они насдавали, и прийти к единому выводу. Для этого и нужен врач, который сведет все вместе, уточнит детали и скажет, что же это за болезнь. Цепочка «врач — анализы — постановка диагноза», я считаю, ни в коем случае не должна быть нарушена.

0
0
Ваша оценка: Нет