ИСКУССТВО НА КОНЧИКАХ ПАЛЬЦЕВ

Текст: 
Ольга Тишкова
Фото: 
Урал Гареев

Хабаровск известен своими династиями: это купцы Плюснины, Богдановы, виноделы Пьянковы, но есть продолжатели семейных традиций и среди медиков. Во врачебной среде известны Юрьевы — Голубчины — Владимировы. Наталья Владимирова, доктор медицинских наук, заместитель главного врача по акушерству и гинекологии КГБУЗ «Перинатальный центр», согласилась рассказать об именитой родне и своей жизни

 

 

Я происхожу из очень интересной семьи, ее можно назвать интеллигентной в третьем поколении.

Моя бабушка была главным акушером-гинекологом города Хабаровска и возглавляла этот пост достаточно долгое время. Мой дед, профессор Голубчин Самуил Борисович, был первым заведующим кафедрой акушерства и гинекологии нашего медицинского университета. Сюда он приехал из Москвы в конце 1940-х годов. Тогда, после войны, очень многие специалисты с регалиями, степенями и званиями приезжали на Дальний Восток поднимать здесь культуру, медицину, образование. Для них даже построили жилой дом улице Льва Толстого, 1. Здесь и поселилась моя семья, здесь до сих пор живу я. На фасаде дома есть мемориальная доска моему отцу — композитору Юрию Яковлевичу Владимирову, автору песни «Хабаровские огни». Моя мама была эпидемиологом и микробиологом, возглавляла Институт эпидемиологии и микробиологии федерального подчинения, тоже была доктором медицинских наук.

От отца мне достался стопроцентныйслух, а вот голоса никогда не было.

На фортепьяно я играла очень хорошо, мне прочили светлое музыкальное будущее, но я занималась на инструменте больше из уважения к отцу и его таланту. С самого детства знала, что стану врачом.

Отец безумно любил гостей — принимать их и совершать ответные визиты.

Мы посещали все культурные мероприятия, на всех посиделках я сидела рядом с ним и, естественно, знала всю культурную общественность нашего города. В те времена здесь за музыкальное искусство отвечали три знаменитых композитора: Николай Менцер, Борис Напреев и Юрий Владимиров. Вместе они организовали в Хабаровске первые кафедры, которые стали учить людей музыке и композиторскому искусству.

Я очень благодарна своим родным за воспитание.

Мне привили такие основные ценности, которые, к сожалению, сегодня редко встретишь среди молодежи: это любовь к семье, чувство долга, патриотизм, ответственность, очень высокие требования к самому себе, обостренное чувство справедливости. Поэтому мне сложно общаться с людьми, когда они поступают несправедливо. Эта черта у меня от отца. Наверное, доказывая правду слишком часто, он так рано ушел от нас — у него было слабое сердце. Я ребенок, воспитанный в любви и нежности, но при этом с меня всегда жестко спрашивали, никогда не баловали. В школе была отличницей, учеба мне давалась совершенно легко, за учебниками никогда не сидела, генетически во мне были заложены большие ресурсы. За всю жизнь получила только одну двойку — в пятом классе по математике за контрольную. Тогда у меня случилась истерика, из домашних со мной никто не разговаривал. Этого опыта мне хватило на всю жизнь.

Всегда любила наш климат, особенно в детстве мне нравилась зима.

На площади Ленина мы катались с горки, ходили в валенках, искусственных шубах и были очень счастливы. Наверное, потому, что в СССР ничего другого не знали и все друг перед другом были равны.

Мое самое яркое воспоминание из детства — это юбилей отца и его отчетный концерт по этому случаю.

1975 год, мне 10 лет, папе 50. Полный зал ДК профсоюзов, на маме — длинное зеленое платье. Отец представил ораторию «Первопроходцы» в шести частях. Это очень серьезное произведение для солистов, смешанного и детского хоров и симфонического оркестра. Больше его так никто и не исполнил. После был банкет, отцу подарили красивые рукодельные подарки. Я их с восторгом рассматривала. Часть из них до сих пор хранится в нашей квартире.

Учеба в институте мне давалась легко, и это несмотря на то, что на втором курсе я родила сына.

Дома провела две недели и вышла на учебу. Тогда же никаких академических отпусков не было. Ребенка оставила на воспитание бабушке. Кстати, Лидия Васильевна воспитала и меня. Она была очень замечательным и одаренным человеком. На третьем курсе я хотела быть, как мама, вирусологом, но спустя год сделала окончательный выбор в пользу своей нынешней специальности. На четвертом курсе записалась в студенческий кружок по акушерству и гинекологии. Тогда заниматься в кружках было очень модно и даже необходимо, чтобы попасть в специальность. Здесь мы постигали азы и даже писали отдельные элементы научных работ. На шестом курсе я попала на практику в первый родильный дом, туда, где работали мои дед и бабушка. Здесь прошла интернатуру и провела первый год своей врачебной жизни.

В своей специальности я не сомневалась никогда.

На четвертом курсе начала подрабатывать акушеркой и тогда окончательно убедилась, что рождение ребенка — это священное таинство. А для врача это ответственный труд, ведь от него зависят сразу две жизни, и когда ребенок рождается, у меня каждый раз наворачиваются слезы. Особенно если роды были сложные, а ребенок родился здоровым. Это всегда праздник. Просто выдыхаешь и благодаришь Бога.

В самом начале моей карьеры у меня был очень сложный случай.

Роды, к сожалению, закончились неудачно. Такое запоминается на всю жизнь. Я не могла прийти в себя около полугода, пыталась понять, что сделала неправильно. Пережить это мне помогли коллеги и, наверное, тот факт, что через год эта женщина пришла к нам вновь беременная. Мы прооперировали ее, и все завершилось удачно. Врач обязательно должен учиться на своих ошибках.

В 1990 году меня пригласили работать в родильное отделение Научно-исследовательского института, который занимался охраной материнства и детства и тогда подчинялся Сибирскому отделению РАН.

По сути, это было большое поликлиническое подразделение и при нем родильное отделение, которое ютилось в небольшом корпусе. В 1997 году здесь был открыт первый краевой родильный дом, а спустя три года правительством края было принято решение организовать на его базе Перинатальный центр. Я перешла работать туда. С момента открытия центра меня поставили заведовать женской консультацией. А спустя пять лет предложили должность заместителя по акушерству и гинекологии. Я много думала, прежде чем пойти на такой шаг, потому что эта должность подразумевает большую нагрузку, отнюдь не женскую, и колоссальную ответственность. Но согласилась, и на этой должности вот уже 14 лет.

Я не зря раздумывала на третьем курсе о будущей специальности.

От мамы мне достался большой интерес к вирусам и микробам. Даже свою первую кандидатскую диссертацию в 1997 году я посвятила им — роли инфекции в том, что у женщины происходит выкидыш. В ней я предлагала интересные методы лечения, которые начали активно применять и эффективно используют до сих пор. Спустя десять лет я защитила докторскую диссертацию. По существу, это было продолжение кандидатской и касалось вирусного патогенеза. Теперь свою основную работу приходится совмещать с профессурой на кафедре акушерства и гинекологии Института повышения квалификации специалистов здравоохранения.

Наш Перинатальный центр за почти два десятилетия прошел очень динамичный путь.

Это самое мощное учреждение по охране материнства и детства, где применяют комплексный подход к здоровью женщин и детей. Мы в постоянном развитии, все время стремимся внедрить что-то новое. Хорошо помню тот разговор с коллегами, когда впервые возникла идея открыть в нашем центре отделение вспомогательных репродуктивных технологий. Мне всегда казалось, что об этом в нашем крае не стоит даже мечтать. Но тем не менее в 2006 году это отделение у нас появилось, мы начали с 50 процедур ЭКО в год, а сегодня эта цифра доходит до полутора тысяч. Также у нас есть уникальное отделение хирургии новорожденных: наши специалисты оперируют детей весом в один килограмм и при этом используют эндоскопические технологии. Это чуду подобно!

В марте в нашем учреждении проходил московский аудит.

Столичные специалисты сделали вывод, что система перинатологии в крае сформирована правильно. А у ее истоков стоял наш центр. Например, своим интеллектуальным потенциалом он помогал региональному минздраву формировать систему родовспоможения. Мы одними из первых придумали поуровневую систему госпитализации беременных женщин: у нас она начала работать в 2006 году, а на уровне страны только спустя шесть лет. Также наш центр один из первых в России организовал бригады, которые выезжают за тяжелыми женщинами и детьми для спасения их жизни. Наши специалисты проводят сложные высокотехнологичные операции на женских половых органах. В Перинатальном центре организован многоэтапный замкнутый цикл помощи женщинам и детям. Вообще, перинатология как сочетание акушерства и неонатологии появилась в России достаточно поздно по сравнению с более развитыми странами. Тогда, в начале 2000-х годов, еще мало кто знал об этом, а мы уже пытались организовывать новые отделения и внедрять современные перинатальные технологии. Большое счастье, что наше министерство здравоохранения края всегда к нам прислушивалось и шло навстречу.

Найти специалиста для нашего центра — это тяжелый труд.

Я сейчас руковожу ординаторами, которые приходят в наш центр уже после окончания университета. Благодаря этому совершенно точно поняла, что врачом нужно родиться или очень хотеть им быть. Ведь научить оперировать можно любого, главное — чтобы у человека было врачебное мышление. А это дано не каждому. Обычно из шести окончивших медицинский вуз к своей специальности предрасположены только двое. Их видно сразу: они начинают дежурить, ходить за врачами, задавать вопросы, то есть им это нравится. Поэтому кадры под наш центр мы готовим сами. На центральные базы отправляем как раз таких инициативных. Кое-кто из них в медицине уже звезда большой величины.

Акушерство — это искусство на кончиках пальцев.

Так сказал один из наших корифеев, и мне кажется, что он абсолютно прав: мы не видим, что происходит внутри женщины, а только смотрим руками, полагаемся на свои внутренние ощущения, интуицию и опыт.

Моя интуиция развита очень сильно.

Чем становлюсь старше, тем лучше чувствую людей. Порой прям колдовство какое-то. Но даже если чувствую, что человек может подвести, все равно даю ему шанс. Это черта мудрого человека. Ко мне это пришло с возрастом. Вообще, я очень взрывная, по молодости от меня искры летели. Легко могу пойти на конфликт, но, надо отдать должное, быстро отхожу и не коплю обид.

Силы черпаю в любви к своему мужу.

Мы очень любим друг друга. Для меня этот брак третий, скоро нашему союзу 15 лет. Познакомились мы давно, еще в 1990-м году: он учился на четвертом курсе, а я была его преподавателем. Разница в возрасте у нас небольшая — я старше его всего на два года. С тех пор постоянно пересекались, а потом встретились и уже не смогли разойтись. Можно сказать, это была давняя любовь. Скорее всего, поэтому мы так бережно друг к другу относимся.

Любовь — это принятие человека таким, какой он есть, со всеми его минусами и плюсами.

И когда ты не пытаешься его переделать. Но в то же время брак — это ежедневная работа над собой, потому что каждый раз нужно подумать, что сказать, что сделать и как, чтобы другому человеку не было больно. По молодости тебе кажется, что ты всегда будешь поступать так, как тебе хочется, а сейчас, например, я подумаю трижды.

Могу бесконечно долго смотреть на звездное небо, красивые цветы в саду.

Ну и на море. Рядом с ним всегда возникают необыкновенные ощущения.

Акушерам и гинекологам хочется пожелать, чтобы они любили свою работу так, как люблю ее я.

Когда счастлив, что скоро увидишь коллег и пациентов, и когда с улыбкой возвращаешься домой. Пожалуйста, не забывайте испытывать драйв. Его в медицине ух как много.

0
0
Ваша оценка: Нет