Любовь без границ

Текст: 
Полина Никулина
Фото: 
Урал Гареев

Он родился в солнечной Колумбии, она — в суровом Хабаровске. Шанс встретиться — один на миллион. Но судьба любит удивлять. Между собой они общаются на четырех языках. Он привыкает к российским морозам, а она поражается колумбийскому жизнелюбию. Стивен Сальгадо Пас и Дарья Глебова делятся опытом жизни сразу в нескольких странах

Китай

Ребята, расскажите, как вы познакомились?

Стивен: Я из Колумбии. Родился в Кали, но сейчас моя семья живет в столичной Боготе. Там я учился на юриста и международному бизнесу. Даже никогда не мог подумать, что когда-нибудь окажусь России. Поехал в Китай по вопросам семейного бизнеса и остался там учиться. Здесь познакомился с Дашей. Два года мы прожили в Китае, потом погостили в Колумбии и решили переехать в Россию — посчитали, что нашей маленькой дочке здесь будет безопаснее.

Даша: Я родилась в Хабаровске, после школы решила продолжить учебу в Китае, получила специальность в сфере логистики. Четыре года жила в Гуанчжоу, даже не подозревая о существовании Стивена. Однажды друзья пригласили поехать на море в Шэньчжэнь, среди них оказались приятели Стивена, да и он сам. Так состоялось наше знакомство.

Почему вы не остались жить в Китае?

Д.: Эта страна не создана для семейной жизни. Там легко работать, жить, но только не воспитывать детей. Только сперва кажется, что Китай большой и там много людей. Но когда ты долго живешь в одном городе, он быстро становится маленьким. К тому же все иностранцы общаются в определенных кругах и со временем между собой рано или поздно все знакомятся — получается большая деревня.

С.: Китайцы — очень специфичные ребята. Если в этой стране у тебя появляется компаньон, то в первую очередь он приглашает тебя в ресторан. Мне эта традиция очень нравится. А еще в Китае я понял, как тесен мир. Сразу на второй день своего пребывания здесь пошел в ресторан и там встретил парня, похожего на латиноамериканца: длинные волосы, усы, борода. Я поздоровался на испанском, но оказалось, он его не знает. Зато у него был испаноговорящий друг Андрес Диас. Я удивился, ведь это фамилия моей матери. Мы заговорили о семье. И знаете, что оказалось? Мы кузены!

Колумбия

После Китая вы вернулись на родину Стивена. Чем отличаются его соотечественники?

С.: Колумбийцы жизнерадостные. Они радуются всему и почти все свое свободное время едят, выпивают и веселятся.

Д.: Они правда очень веселые. Нет, не беззаботные, просто они действительно умеют веселиться, легкие на подъем. Но у них есть и негативные качества, из-за которых мы не остались в этой стране. Во-первых, там очень опасно — я ни разу не гуляла по городу одна. Во-вторых, людей очень много обманывают, например в бизнесе. Очень похоже на то, что происходило в России в конце 90-х, только почему-то у них этот период никак не заканчивается. Есть бедные люди, которым нечего терять, и они готовы на все ради денег. Не подумайте, это, конечно же, не повсеместно.

Говорят, в Колумбии повсюду можно услышать музыкальные ритмы…

С.: У нас танцуют всегда и везде. Пришел за кофе — давай потанцуем, и не важно где — на улице или в кафе. Мой родной город Кали считается мировой столицей сальсы. Каждый год зимой туда съезжаются лучшие сальсольеры из разных стран и устраивают масштабный фестиваль. Я тоже в нем участвовал. Это может сделать каждый. В день фестиваля перекрывают городские улицы, люди веселятся, катаются на лошадях.

Д.: Мне кажется, танцы у них в крови. Куда ни посмотришь — все танцуют. Когда я там гостила, меня все время звали на танцпол и искренне удивлялись, почему я отказываюсь.

А какую самую яркую особенность местных жителей можете выделить?

С.: Мы всегда опаздываем! Если ты звонишь колумбийцу и говоришь: «Привет, ты где?», он отвечает: «Я в машине, в пробке». А сам только начинает одеваться.

Д.: В Боготе самые ужасные пробки в мире. Одна из причин, почему я не хочу там жить, именно они. В них действительно можно простоять половину жизни! А так в Колумбии очень красиво, много интересных граффити. Повсюду колониальная архитектура — маленькие тесно стоящие домики.

Россия

После Колумбии вас ждал переезд в Россию. Насколько ощутима разница в климате?

Д.: По сравнению с Колумбией здесь, конечно, намного холоднее. Там вообще нет никаких сезонов, всегда плюс 15—20. Столица находится высоко в горах, поэтому там довольно прохладно и все время не хватает кислорода. А в Кали, где родился Стивен, всегда жара — плюс 30 градусов. В Хабаровск он приехал в июле, как раз стояли самые душные дни, и Стивен был явно не готов к такой погоде. В новинку для него здесь многое. Например, раньше он никогда не видел осень, зиму, снег, никогда не ездил на поезде.

С.: Это очень интересный опыт. Я летал по делам в Корею и на обратном пути опоздал на самолет. Пришлось купить билеты на поезд от Владивостока до Хабаровска. Ехал в плацкарте. Проводница, услышав, что я говорю по-английски, сразу сказала, что к ней подходить не стоит, потому что она не знает языка. Кстати, многие люди, когда слышат мою речь, теряются.

Стивен, как живется в России, когда не знаешь русского?

С.: Очень сложно. Никто тебя не понимает. Все слова, таблички только на русском. Я знаю азбуку, умею читать по-русски, но не понимаю, что это значит. В Китае у меня было много друзей из России, они научили меня нескольким словам, но, как оказалось, плохим. Сейчас я учусь в Тихоокеанском государственном университете. Изначально хотел просто учить язык, но мне предложили поступить на специальность, связанную с международным бизнесом, и я решил, что знания не бывают лишними.

Языкового барьера с преподавателями нет?

С.: Вот тут очень странно. Даже те преподаватели, которые знают английский, общаются с нашей группой только на русском. Это забавно, ведь среди нас большинство — это китайские студенты. А я знаю английский, китайский, испанский и близкие к нему языки. Иногда, когда отвечаю на вопрос, в моей голове они перемешиваются, и я выдаю фразу сразу на четырех языках.

Даша, а ты учишь Стивена русским словам?

Д.: Еще в Китае пыталась учить. Сейчас тоже стараюсь ему помогать. Например, мы едим, я ему показываю и говорю: «Ложка». Учим какие-то бытовые фразы. Сейчас он уже больше понимает, пытается говорить сам.

Как зовут вашу дочь?

Д.: Нашу дочь зовут Амалия Роуз. Это имя выбрал Стивен. Когда только начали встречаться, он сразу сказал, что у него будет дочка и обязательно Роуз. Я сначала долго была против этого имени — на ум сразу приходили анекдоты про тетю Розу, но я решила сделать любимому человеку приятно, а со временем имя понравилось и мне. С дочкой мы разговариваем на испанском и русском языках.

С.: В Латинской Америке распространены двойные имена. Например, мою маму зовут Анжелика Мария Пас. Представьте парня в «Старбаксе», который пытается уместить его на стаканчике.

Что ты думаешь о русских?

С.: Мне всегда говорили, что в России самые красивые женщины. Полностью согласен с этим. Местные девушки очень красивые, и самая лучшая из них — моя жена. А еще я никогда не думал, что русские настолько гостеприимные и теплые люди.

Д.: Когда кто-то спрашивает, почему русские такие суровые, я отвечаю, что если вам в минус 40 в лицо будет дуть холодный ветер со снегом, вы явно улыбаться не будете.

Стивен, как тебя приняла Дашина семья?

С.: Я прожил большую часть жизни с бабушкой. И она учила меня, что главное в жизни — это родные люди. Когда я приехал сюда, приобрел поистине удивительную семью: Дашин отец — мой отец, Дашина мама — моя мама, ее бабушка — моя бабушка. Я люблю их очень сильно. У меня теперь лучшая бабушка в мире.

Д.: И, похоже, это взаимно… Бабушка откормила его уже на несколько килограммов! В моей семье Стивен может общаться с моими родителями, братьями, потому что они все разговаривают по-английски. Не идеально, но понять друг друга могут. Мне было в этом плане сложнее, потому что его мама разговаривала со мной практически только на испанском.

Семья Стивена не переживает из-за долгой разлуки?

С.: Я никогда не проводил много времени с семьей, всегда учился или работал. Моя мама не проявляла большой заботы, скорее, была заинтересована в том, чтобы научить меня зарабатывать деньги. У нас есть семейный бизнес — большая логистическая компания. Поэтому я часто летал в другие страны по работе.

Даша, ты уже готовишь Стивена к зиме?

Д.: Да. Все друзья уже подшучивают над ним: «Winteriscoming». Рассказали, как много бывает снега в Николаевске-на-Амуре, он загорелся и теперь тоже хочет это увидеть.

С.: Здесь все готовятся к зиме. Я никогда не видел такого. Дома Дашин отец говорит: «Мы готовим еду на зиму» или «Зимой нужно надевать сразу несколько теплых вещей». В моей голове это не укладывается.

С какой-то исконно русской традицией Стивена уже успели познакомить?

Д.: Да, он уже ездил на настоящую русскую рыбалку с моим братом и его друзьями. Они были три или четыре дня на речке Анюй. Ему очень понравилось.

С.: Тайга — это удивительно. Просыпаешься — перед тобой речка, разноцветные деревья. Очень красиво. И такой чистый воздух…

Новый год будете праздновать в России?

Д.: Наверное, да. Это же традиция — отмечать его с семьей, наряжать елку. Во всем мире празднуют Рождество, а у нас — Новый год, такого нигде больше нет. Это будет интересный опыт для Стивена.

Стивен, что касается национальной кухни, что-нибудь из русской еды удивило?

С.: Единственное, что похоже на одно из наших блюд, — это плов. Но мне больше всего здесь нравится борщ. В Колумбии у нас тоже есть свекла, но в местных блюдах я ее ненавидел. А еще мне здесь очень нравится рыба.

Д.: Я знала, что он любит сушеную рыбу, и однажды привезла ему в Китай из России целый пакет корюшки. Мы поехали на барбекю с друзьями. Стивен уже знал, что эту рыбу нужно просто есть как закуску. Что сделали другие колумбийцы? Они положили ее на барбекю и зажарили. Она, естественно, стала невкусной. Но колумбийцы очень вежливые, они не могут не есть то, что ты принес: вдруг это тебя обидит? Поэтому продолжали есть через силу. Вообще, это в менталитете у колумбийцев. Им очень трудно сказать «нет». Если они не хотят что-то делать, то, скорее всего, скажут «завтра».

Не кажется ли Россия серой и скучной после ярких колумбийских красок?

С.: Конечно, местная архитектура не отличается буйством фантазии и красок, но так как я прибыл с другого конца света, мне здесь интересно все. Например, закаты на местной набережной — одни из самых красивых, которые я только видел. Да, я скучаю по Колумбии, по ее краскам, солнцу, но когда возвращаюсь домой, мне быстро становится скучно.

Стивен, дай несколько советов туристам, что ни в коем случае нельзя делать в Колумбии.

С.: Никогда не выходите гулять с телефоном в руках. Велика вероятность, что вас ограбят. Будьте осторожны на улицах. Обязательно торгуйтесь во всех местных магазинах. Не гуляйте после захода солнца. Никого не оскорбляйте, потому что на это могут агрессивно отреагировать. Просто доверяйте себе, и все будет хорошо.

Какие места в Колумбии нужно обязательно посетить?

С.: Во-первых, Картахену. Это очень живописный город с разноцветными улицами и домами, а если на него посмотреть сверху, он будет выглядеть, как большой замок. Далее — Амазония. Это удивительные места. В реке живут большие дельфины и много других интересных животных. Следующее место — пляжи города Сан-Андреас. А еще круглый год в разных городах Колумбии проходят фестивали, каждый месяц новый праздник. Если ты хоть раз посетишь эту страну, то обязательно захочешь в ней остаться. Но, поверьте, по ней лучше путешествовать, чем жить.

0
0
Ваша оценка: Нет