БЕЗГРАНИЧНЫЙ ПОТЕНЦИАЛ

Текст: 
Анастасия Корнейчук
Фото: 
Урал Гареев

Тихая революция происходит в декоративном искусстве. Сегодня на первый план выходит керамика. И тому есть причины: в противовес техноцентрическому миру у людей появилось желание вернуться к вещам, связанным с творчеством и ремеслом. Они ищут предметы, которые смогли бы отразить их чувственность и человечность

Как раз керамика может удовлетворить эти запросы. У нее безграничный эстетический потенциал: материал позволяет одновременно играть с цветом, объемом и технологией обработки. Художники Хабаровска занимаются этим пластическим искусством вот уже 45 лет. Для этого у них есть даже свой скульптурный цех — на Промышленной, 17. Наша редакция решила узнать, чем живут его мастера, и отправилась к ним в гости.

В одном экземпляре

Скульптурный цех был создан в 1974 году для совместного выполнения различных художественных заказов. Руками здешних мастеров сделаны мемориальные доски, городские памятники и монументы, парковая скульптура, витражи и мозаика, также они работают с металлом, гипсом, бетоном, полимерными материалами. Предметы, изготовленные в стенах этих производственных мастерских, стали неотъемлемой частью городской среды, украшением улиц, скверов и бульваров Хабаровска. Например, сложно не заметить персонажей из полюбившихся мультфильмов на городских прудах или ставшие визитной карточкой Хабаровска двенадцать металлических знаков зодиака на Амурском бульваре. А без Гулливера новогодний парк «Динамо» жители города уже, наверное, и не представляют. Знаменитые ледовые городки и международные конкурсы также в «портфолио» местных художников.

— Уникальность этого скульптурного цеха в том, что он до сих пор есть, — рассказывает художник-керамист Константин Гречанов. В этот день он согласился провести для нас экскурсию по огромному помещению и рассказать о своем ремесле. — Сегодня большинство таких объектов советского прошлого в России просто проданы. А нам удалось сохранить производственные мастерские. В свое время московское руководство Союза художников России было готово закрыть в Хабаровске скульптурный цех. В столице посчитали этот вид искусства невостребованным. И все же место для творчества удалось сохранить. Мы имеем возможность работать, не оплачивая коммерческую аренду. Работа кипит и не прекращается даже ночью, творчество — оно такое. Мастерские никогда не пустуют. Наш цех, как и прежде, выполняет заказы не только для родного города, но и для всего Дальнего Востока и Сибири.


Привить чувство прекрасного

Попытки закрыть цех художник считает отчасти обоснованными: сегодня россияне мало знают об этом искусстве. Изобразительную культуру в нашей стране долгое время определяла живопись:

— Выставки скульптуры проводили не так часто, как экспозиции живописи и графики, ведь такие работы для многих людей сложны для восприятия, — делится мнением Константин Гречанов. — Но в последнее время ситуация стала меняться, и я ставлю перед собой задачу привить любовь к этому виду искусства. Преподаю студентам в ПИ ТОГУ керамику и гончарное дело. Веду детскую студию на базе своей мастерской в скульптурном цехе. Также проводим экскурсии для учеников из общеобразовательных и художественных школ.

Мастер сетует: во всем мире давно и успешно проводятся биеннале, пленэры, конкурсы, выставки керамистов, вновь набирает темпы изготовление изделий из глины, а жители Дальнего Востока почти ничего об этом не знают. Чтобы исправить ситуацию, этим летом Константин вместе с коллегами принял участие в выставке керамики. Она прошла во Владивостоке и имела большой успех среди местных жителей. Останавливаться на этом художник не намерен, он продолжит доказывать, что это отдельный вид искусства.

 

Сентиментальные глазастики

Когда попадаешь в мастерскую Константина Гречанова, сразу чувствуешь на себе взгляд десятков пар глаз. Да каких! Так и хочется что-нибудь вынуть из кармана и угостить. Уже более 18 лет керамист лепит милых глазированных зверюшек со взглядом ребенка.

— Если честно, я уже потерял счет этим «глазастикам», — говорит художник. — Каждый котик или мышка — индивидуальная поделка, работаю без форм. Получаются вот такие милые ребята.

Константин признается: сентиментальные животные своими глазастыми мордами обычно подкупают тех, кому

сердечные чувства не чужды. Мастер считает, что все художники и творцы в каждой своей работе изображают частичку себя, пускай даже бессознательно:

— Вот и эти котики, по сути, мое внутреннее отношение к дочери. В этих животных моя сентиментальная природа, отражение отцовских чувств. Когда мой ребенок плачет, хочет к маме или просит конфету, ее взгляд именно такой, как у этих зверьков.

 

Дальневосточные хранительницы

Еще одни творения Константина отражают его внутренние переживания. В разных ипостасях он лепит свою главную героиню — Аниму. Это идеальный образ женщины в воображении мужчины. Так считал психиатр Карл Густав Юнг. Согласно его учению, Анима — это, прежде всего, источник чувств и настроения мужчины.

— У моей Анимы нет прототипа. Это никакая не Оленька из соседнего подъезда. Это собирательный образ, в котором есть нечто от образа матери, романтического обожания, Джоконды и многих других.

Всех женщин мастер создает в этническом стиле. Это собирательный образ хранительницы Дальнего Востока и Сибири: хозяйка Ольхона или тайги. Автор изображает ее в положении, с детьми или с чашей, символом благополучия.

 

Ажурный свет

Еще одно направление творчества Константина Гречанова — декоративные светильники, часы, блюда. На первый взгляд даже и не скажешь, что эти изделия сделаны из глины. Если взять их в руки, они покажутся непривычно легкими. Но это — керамика. Ажурные плетеные объекты выполнены из так называемой бумажной глины с добавлением целлюлозы. Для Хабаровска такие интерьерные вещи своего рода новинка.

— В представлении многих керамика — это что-то тяжелое. Возможно, такой стереотип идет из нашего советского прошлого, — поясняет художник. — В СССР мы знали только шамотную керамику и литье, которое делали на заводах. Тогда вся посуда производилась из гипсовых отливов и раскрашивалась цветочками.

Для керамистов глиняные массы — это всегда смешение чего-то: природной глины и разных наполнителей, например песка или обожженной глиняной крошки. Экспериментируя, можно добиться совершенно необычных текстур и материалов. Сегодня обычную глину редко когда используют в чистом виде — на выходе из печи получается много брака: такие изделия легко трескаются и ломаются.

 

Работа с наслаждением

Еще одно современное направление в керамике — технология обжига раку. Если ее использовать, то предугадать результат будет сложно — это чистой воды эксперимент. Необычные изменения происходят с изделиями благодаря процессу понижения температуры и окислению. На Дальнем Востоке развитие этого направления началось в 2007 году.

В переводе с японского «раку» означает «наслаждение». Этот термин используют для обозначения стиля традиционной японской керамики, предназначенной для чайной церемонии. Она покрыта глазурью и отличается от других простотой. Все внимание сосредоточено на форме и материале, поскольку в этих изделиях нет никакого декора.

— Эффект эксперимента всегда завораживает, — делится впечатлениями Константин. — Моя последняя гордость — цикл из пока пяти выставочных работ «Пространство теней». Сделал их на пленэре в Приморье, который проходил у подножья горы Фалаза. Это глубоко психологические, сложные, внутренние попытки проявить свою темную сторону, выпустить из подсознания проблемы — одним словом, то, что давно стучалось изнутри.

Мастер считает, что в этом цикле ему удалось воплотить вытесненные эмоции и подавленные страхи. Для этого даже пришлось заглянуть в неизведанное, войти в «область тени». Заготовка каждой работы — маска автора, для этого на лицо он накладывал шамотный пласт.

— Это чистой воды арт-терапия и одновременно искусство, — делится впечатлениями художник. — В центре — мой теневой автопортрет, а ажур вокруг — это мои ощущения времени и пространства жизни, огонь души. Сейчас Константин Гречанов готовится к краевой художественной выставке, проводит мастер-классы для всех желающих. По его словам, сегодня интерес к керамическим изделиям заметно возрос: повсеместно открывают гончарные мастерские. Но вот есть сомнения в профессионализме работающих там мастеров.

— Гончарный круг — всего лишь один из инструментов в керамике. С населением по большей части работают неквалифицированные специалисты. А народ, опять же в силу дефицита знаний, не разбирается и платит. Обидно, когда наш цех сравнивают с такими «ремесленниками».

Кстати, в Хабаровске традиции подготовки мастеров керамики сохраняются на кафедре дизайна, ДПИ и этнокультуры ПИ ТОГУ. А вот что касается действующих коллег по цеху, то плечом к плечу с Константином Гречановым на Промышленной, 17 трудятся керамист Максим Онаненко, эмальеры Анатолий Конченков, Андрей Муранов, скульпторы Роман Босов и Валентин Медведев, Игорь Фетисов называет себя универсалом.

 

Были, есть и будут

Работа в цеху не останавливается ни на минуту. В этом году художники получили интересный заказ — им предложили оформить интерьер в торгово-развлекательном центре «Броско Молл». Благодаря их усилиям на потолке появятся огромные белоснежные светильники. Для нашего города это первый арт-объект такого масштаба.

Мастера работают над созданием и еще одних скульптур. Это работы для творческого конкурса, который объявил городской департамент архитектуры, строительства и землепользования. Итоги подведут совсем скоро. Лучшие экземпляры должны удачно вписаться в «театральный скверик» в парке «Динамо».

0
0
Ваша оценка: Нет