Волочаевская быль

Текст: 
Анастасия Магнус
Фото: 
Виктор Пожидаев

Волочаевская быль

Однажды на «Ночи в музее» в Гродековском, находившись по знаменитым лестницам, которые пересекают старый корпус зигзагами от самой крыши до подвалов, я добралась до старинной гулкой экспозиции «Гражданская война». Поздний вечер, свет потушен, издалека долетают отзвуки веселья. А тут тишина. Посетителей полно, но оживленности нет. Жутковато. Среди зала монолитная спиральная лестница. И вот в шелестящей тишине люди бредут по мраморным ступеням. И я иду вслед за ними, к панораме «Волочаевская битва».

Совсем темно. На колоссальной картине застывшая баталия: черно-оранжевая дымка, кровь на снегу, солдаты — бегущие, лежащие, стреляющие. Ожидание «чего-то», свойственное русской душе, оправданно сполна, когда из окопа с фонариком в руке встает мужчина в потертой партизанской одежде и грозно кричит: «Кто здесь?!»

Не скажу с уверенностью, был ли кто-то близок к обмороку, но переполошились все без исключения.

Сегодня человек, поразивший и напугавший хабаровскую публику, заходит в зал, достает указку и спокойно говорит: «Приступим». Михаил Терехов, историк и экскурсовод Гродековского музея, по секрету признается, что в тот памятный вечер исполнил собственную мечту. Все-таки оказался в самом центре панорамы.

Строили на века

Прежде всего, в России подобных панорам всего четыре. Михаил уточняет, что была информация о расширении диорамы «Осада Ленинграда». Если она завершилась, выходит, что теперь их в стране пять. И только одна за Уралом — наша.

Вся экспозиция зала «Гражданская война» строилась вокруг баталии. В 1969—1975 годах первый этаж полностью оборудовали, установили витрины и наполнили их редкостями, большинство из которых до сих пор выставлены в музее. Вышло впечатляюще.

Полотно размером 43 на 6 метров (венец двухэтажного комплекса) писалось четыре года. Впрочем, всего на создание, от эскиза до последнего штриха, ушло почти шесть лет. 

Первые наброски московские художники Сергей Агапов и Анатолий Горпенко сделали на месте, в Хабаровске. Потом начался долгий период согласований. К темам военно-историческим относились очень внимательно, поэтому каждая деталь утверждалась на самом высоком уровне в Москве. Кстати, отсюда и несколько неточностей в экспозиции. Так сказать, идеологического характера.

Любой зритель быстро определит, где «наши», по красному флагу в руке у одного солдата. Однако красного коммунистического знамени в ту пору у атакующих быть не могло, ведь на территории Забайкалья и российского Дальнего Востока с 1920 по 1922 год существовала Дальневосточная республика. Буферное государство между Советской Россией и Японией создали, чтобы не дать Стране восходящего солнца повода вступить с войсками на нашу территорию. Отличный предлог — борьба с коммунистическим режимом. Но в Дальневосточной республике были своя конституция, капиталистический уклад экономики и демократия, так что руки у японцев, что называется, были полностью связаны. Хотя все понимали, что за спиной ДВР стоит Россия.

Еще одна любопытная деталь снова связана со знаменем, на сей раз белоповстанческим. Хорошо знакомые с историей люди не удивляются, что в 1922 году над рядами полковника Аргунова, белого командира, развевался триколор. Точно такой же, как на сегодняшнем флаге России. Но вот двуглавого орла, которым художники увенчали древко, у бойцов быть никак не могло. Идеи монархистов они не поддерживали, во всяком случае, в этом никто бы не признался в ту пору. Непопулярно.

И, наконец, паническое бегство некоторой части белых отрядов с Волочаевской сопки — драматичное преувеличение. Бойцы знали, что у Народно-революционной армии нет сил и возможности организовать преследование, поэтому отход был упорядоченным.

Михаил объяснил, что неточности были сделаны намеренно. А если честно, заметим ли мы их без подсказки опытного экскурсовода?

 

Дальневосточная рокировка

Отвечая кратко на вопрос: «Чем так знаменита Волочаевская битва?», исследователи говорят две вещи. Это было одно из самых массовых сражений на Дальнем Востоке, где шла в основном партизанская война. И именно это событие фактически утвердило советскую власть, поставило точку в Гражданской войне. Заглянем в историю.

К 1920 году в большинстве регионов Красная армия уже победила. Из четырнадцати государств, участвовавших в интервенции, тринадцать вывели войска. Упорствовали только японские формирования. И это единственная причина, по которой война на наших землях тянулась еще два года. Красная армия не могла просто перейти границу Забайкалья и навести порядок. Это означало бы лобовое столкновение с японцами, а молодое советское государство и так сражалось на двух направлениях — в апреле 1920 года начинается война с Польшей, а в Крыму продолжаются столкновения с Деникиным и Врангелем. Почему же сама Япония не предприняла активных действий? Причина в международной ситуации. За территорией российского Дальнего Востока с интересом следили и США, и многие страны Европы. Западные демократии сами имели виды на наши земли, так что японское нападение без причины было бы расценено однозначно как нарушение всех международных прав. Ссориться с западом Япония не хотела. Ну а пока в Стране восходящего солнца искали благовидный предлог для атаки и готовили провокацию, советские власти создали Дальневосточную республику. Ту самую, у которой не могло быть коммунистического флага.

6 апреля 1920 года появились и свой флаг, и конституция, и руководитель — Александр Краснощеков, к слову, убежденный большевик. Глава вооруженных сил, Василий Блюхер, полностью разделял его взгляды. Японцы, европейцы и американцы остались ни с чем.

Основа для будущих побед была заложена.

 

Белые не сдаются.

После провозглашения ДВР в марте 1920 года появляется Народно-революционная армия, задача которой — вымести с территории всех белоповстанцев и интервентов. В попытках перехватить у нее инициативу в мае 1921 года происходит военный переворот в Приморье. Власть захватывают местные предприниматели, опирающиеся финансово на японское командование, а в вооруженном плане — на остатки войск атамана Семенова и разрозненные отряды. Вскоре объединенные силы выступают в поход и уже в декабре 1921 года без боя берут Хабаровск. Их решительность не может не восхищать, тем более на север белые идут немногочисленной армией. Которая так и не станет полнокровнее, ведь добровольцы к ним практически не шли. Простой народ не поддерживал белое движение. Слишком свежи были воспоминания о терроре, да и «за идею» погибать никто не хотел. Одним словом, люди устали от войны. 

Блюхер в то декабрьское время находится в Даляне (тогда его на японский манер звали Даэрен), где участвует в тупиковых переговорах между Японией и ДВР. Узнав новости, военачальник спешно направляется к Хабаровску.

История все ближе к Волочаевской битве.

Гора преткновения

Не все помнят, что штурма сопки было два. С 4 на 5 января ее взяли с минимальными потерями части Народно-революционной армии. Но, слабо представляя, какие силы белых могут находиться в тылу, боясь нападения, на следующий день отошли к станции Ин (с 1934 года — поселок Смидович). На высоте немедленно закрепился генерал-майор Викторин Молчанов. Стоит сказать, что белоповстанцы испытывали нехватку в боеприпасах, одежде, провизии — практически во всем, кроме вышколенных кадров. Под руководством опытных офицеров мгновенно возводится 18-километровая линия обороны, заграждения с колючей проволокой, роются траншеи и окопы, полностью перекрывшие подступы к Хабаровску с запада. С юга и севера этот «коридор» ограничивали реки Амур и Тунгуска. Положение удобное, оборона грамотная. Если бы Красная армия в начале января не отступила, опасаясь удара в спину, кто знает, чем бы кончилось дело… Теперь же очевидно, что штурм будет кровопролитным и тяжелым.

Так и вышло.

Сам Молчанов, будучи опытным военным, себя и своих соратников называл «смертниками», понимая, что шансов выбраться живыми, а тем более победить, практически нет. Он лелеял надежду продержать оборону до весны, дождаться подкреплений, потрепать красные силы и, может, прорваться на юг.

Планы эти не сбылись. 10 февраля Блюхер двинул на сопку свои отряды, а молчановские офицеры приготовились защищать каждый сантиметр. 

Бои продолжались два с половиной дня. Волочаевская сопка, в то время носящая звучное название Июнь-Карани, ошибочно называемая во многих учебниках и даже документах Июнь-Карань, являла собой внушительную высоту. Сейчас это обычный холм, но сто лет назад бои шли на настоящей горе. Рядом — поселок Волочаевка, временный командный пункт. Первые атаки Народно-революционной армии увязли в снегу и проволочных заграждениях, сверху их беспрерывно атаковали стрелки. Планировалось проводить наступление под прикрытием огня бронепоездов, но мост рядом с Волочаевкой сожгли белоповстанцы, и нападающие оказались без щита. Холодные ночи с 10 по 12 февраля многие провели в снегу, буквально застряв на подступах к сопке. Но 12 февраля по временному мосту к месту боев подошли два бронепоезда и началась активная фаза сражения. К вечеру многочасовая атака окончилась победой Народно-революционной армии. Именно этот, предпобедный этап, изобразили художники на панораме «Волочаевская битва» в Гродековском музее.

На одной стороне были выгодная позиция, опытные офицеры и четкое понимание, что война проиграна, но жизнь спасти еще можно. С другой — желание добить белых и вернуться к мирной жизни, уже под красным флагом. Впоследствии Блюхера многие будут обвинять, что по его вине затянулась починка моста и так много бойцов полегло на подступах к сопке. Но история это спорная.

Погибших похоронят в общих могилах и только поздней весной 1922 года. К тому времени понять, кто на чьей стороне бился, было уже невозможно. Время стерло политические и идеологические различия.

Об этом рассказал Михаил Терехов, сотрудник Гродековского музея и, пусть только на один вечер, участник Волочаевской битвы.

0
0
Ваша оценка: Нет