Как слышать настроение

Текст: 
Анастасия Магнус

Как слышать настроение

 

Голос у Елены Зенкиной глубокий, негромкий. Колокольный. Она рассказывает, как будто перекатывается вода по круглым камням: долгое «с» не свистит, не режут слух рычащие буквы, а речь течет спокойно и ровно. Редко услышишь такие голоса. Вслушиваюсь — и оказывается, что мы уже обсуждаем доступность транспорта в Хабаровском крае. И вот она говорит со смехом в общем-то о совсем не веселых вещах. Как предложили сделать для слепых пониже лобового стекла шрифтом Брайля номер и маршрут. И щупайте себе, уважаемые, трамваи и автобусы. Разве не нелепость?

А еще председатель Хабаровской региональной организации рассказывала про общество слепых. С этого и начнем.

 

Восемь лет после революции…

 

Обществу 95 лет, и отмечают круглую дату по традиции весь год. А этой весной решили поискать особенные документы для создания юбилейной выставки. В Государственном архиве Российской федерации, наверное, можно найти даже глиняные таблички Вавилона… Вот и соратники общества слепых случайно обнаружили редкую запись с указанием, в какой именно день появилась организация. Так россияне обрели дату — 8 июля. А хабаровское отделение родилось чуть позже, в 1926 году. Так что у нас круглая дата только впереди!

 

Екатерина вторая и орден Красного Знамени

 

История Всероссийского общества оказалась лихой. Вообще, государственная социальная политика, как бы мы сейчас сказали, появилась в екатерининское время. Хотя еще в правление царя Федора Алексеевича стали строиться в Москве госпитали, в том числе дома для незрячих. С 18-го века ввели пособия и пенсии, а многие общественные учреждения получили почетную обязанность — регулярно выделять некую сумму на поддержание и помощь. Правда, в первую очередь это касалось военных и их семей. Но начало волонтерства «для всех» определенно было положено именно в конце 18-го века. А после революции, когда поутихло эхо Первой мировой войны, идея трансформировалась в систему. По всей стране огромное количество отделений объединялось в организации, занимающиеся конкретными направлениями, а не всем и сразу. Появилось и общество слепых. Елена Зенкина говорит, что век от века проблемы остаются на удивление похожими. В 1926 году с высоких трибун говорили о том, что более 90% незрячих не могут работать и зарабатывать на жизнь. Скоро этим речам уже сто лет…

Но была и золотая пора, когда обществу присвоили орден Трудового Красного Знамени. К 50-летию организации за заслуги в области реабилитации инвалидов ВОС получило почетный знак. Это было почти невероятно, чтобы организацию инвалидов отметили именно за трудовой подвиг.

– Вы только вдумайтесь, – говорит Елена, – речь идет о трудовой активности. То, что было главным камнем преткновения в реабилитации инвалидов по зрению в царское время. С чем сегодня никак не может разобраться государство. Проблема трудоустройства для незрячих практически решилась в середине прошлого века, когда стали создаваться учебно-производственные предприятия, оснащенные специальным оборудованием, с собственными общежитиями и условиями для нормальной работы. Тогда же расцвел спорт для слепых, по всему Союзу ездили с выступлениями танцевально-вокальные коллективы.

И в нашем крае они были. А еще работали шахматная секция для слепых и два предприятия. Работники выполняли спецзаказы, трудились с большим старанием, как вспоминают руководители учреждений. А на взносы постепенно удалось построить санатории, новые общежития и дома, обновить те же предприятия. Словом, помогать. Возможность трудиться, зарабатывать и чувствовать себя обычным гражданином исчезла с переходом на рыночную экономику. 

Развивайте интуицию

В крае в общем-то многое делается для незрячих людей. Елена рассказывает про льготы в транспорте, специальные места, озвучивание маршрута. Проблема в том, что все это внутри. А вот как понять, какой номер подошел к остановке? В России нет закона об озвучивании маршрута снаружи, хотя технически сделать это не слишком сложно. Елена Зенкина с этим полностью согласна:

 

— Если бы каждый подъезжающий автобус, троллейбус или трамвай имел звуковой сигнал с номером и, скажем, конечной точкой маршрута, это очень многое решило бы. А сейчас что делать? Спрашивать у стоящих на остановке или тренировать интуицию.

 

Но главной проблемой, как и прежде, остается трудоустройство. Сейчас оснащение одного места для инвалида по зрению очень затратно. Товары не выдерживают конкуренции, ведь одно дело — пустить конвейер, и другое — оплачивать ручной труд. И с этим, судя по всему, ничего не поделать. Кроме того, раньше рядом с предприятиями строились общежития, так что приезжие могли спокойно жить и работать. Рядом. Кто сейчас предоставит квартиру так близко к месту работы? Немногие. В юбилейный год так хочется спросить: «О чем вы мечтаете?», но спрашиваю: «Как все-таки можно изменить ситуацию?»

А изменить можно только поддержкой государства и информированием. Ну а если все-таки помечтать, то вот бы вернуть теплоход «Василий Поярков», на котором, было дело, совершались путешествия по Амуру. Собирались люди из разных уголков края, сочиняли стихи, учились петь, знакомились. Пример одного подбадривал других. А там и семьи заводили.

Одна девушка призналась, что мечтает о строительстве в крае питомника для собак-поводырей. В России по пальцам можно пересчитать места, где воспитывают таких животных. Но ведь у нас здесь неплохо было бы устроить подобное место, позволяет и пространство, есть и волонтеры, готовые помогать. И само общество слепых всегда поддержит, подскажет, что именно нужно незрячему человеку.

— Но все-таки большого запроса на собак-поводырей ни в нашем крае, ни в России нет, — рассказывает Елена Зенкина. — Содержать собаку непросто, далеко не все на это готовы. А в Москве уже есть питомник с традициями. Можно обращаться туда.

 

Это верно, но, может, в Хабаровском крае сделать питомник, чтобы к нам приезжали жители Дальнего Востока и Сибири? Сюда удобнее, чем на запад страны. В общем, идея есть. А еще, бывает, проводят в Хабаровске необычную игру. Люди разбиваются по парам и в каждом дуэте выбирают водимого и ведущего. Первый завязывает глаза, и внезапно такой знакомый город становится совершенно чужим. Ощущаются все наши выбоины в плитках, гул машин становится ревом, теряется понимание, где юг и север. Полезная игра. Волонтеры, связанные с обществом слепых, по секрету рассказали, что когда пандемия кончится, очень вероятно, что они проведут несколько таких игр. 

 

— А мы всегда поддержим, — говорит Елена Зенкина. — Общество открыто для предложений. В этот год 95-летия особенно хочется сделать что-то интересное и полезное. Вот так просто. Так что звоните, пишите и предлагайте. Мы рядом.

 

Когда ты не видишь — каково это? Вопрос-то несложный, только задают его редко. Нет пока что у нас понимания, как относиться к незрячим. Теряемся. А незрячий — это чуткий сенсор, который слышит то, чего не дано нам. Который осязает то, чего мы просто не чувствуем. Который ощущает вибрации, изменения погоды, температуры, настроений. Стоило бы почаще об этом задумываться. 

0
0
Ваша оценка: Нет