Строители Победы

Текст: 
Горислав Баженов
Фото: 
из архива ХКМ им. Гродекова

Строители Победы

Мы говорим — Великая Отечественная война, невероятный подвиг, самоотверженность. Порой слова звучат слишком официозно. Но ведь был подвиг, и он был невероятным. Что приходит на ум, когда слышишь это слово? Ратное дело солдата, скорее всего. Сегодня же наша дорога ведет не к полям сражений, не к памятникам воинской славы, а глубоко в тылы, где «ковалась победа», говоря словами маршала Жукова. Хотя есть сомнения, что фраза принадлежит именно Георгию Константиновичу, зато никаких сомнений, что тыловики в годы войны совершили невероятное. То, что назвали трудовым подвигом народа. Но обо всем по порядку

«Как две руки»

Это Хабаровск и Комсомольск-на-Амуре — правая, ведущая рука, и левая, без которой ничего не сделать как следует. Два дальневосточных города в первые месяцы войны работали с удвоенной, нет, утроенной силой! Писать об этом без восклицательных знаков сложно, потому что заводы не просто стали работать быстрее, производительность выросла в разы. Более того, почти все предприятия пришлось переводить на военные рельсы. В нормальных условиях на это должно было уйти хотя бы пять месяцев, а в 1941 году большая часть производственных предприятий переквалифицировалась за считаные недели. Вот и работали город удачи и северная столица Дальнего Востока мощно и ладно, как две руки одного человека, выполняя и перевыполняя срочные государственные заказы.

Планов было немало, и поначалу разобраться в них было непросто… Вначале, после нападения фашистской Германии, дальневосточникам еще не было понятно, в каком направлении развивать промышленность. Это звучит вовсе не странно. Если с боеприпасами и боевой техникой все было предельно ясно — выпускайте, ведь машины нужны всегда, то с сырьем и топливом некоторое время не могли определиться. Что именно нужно фронту?

Пока высшее руководство решало стратегические задачи, силы были брошены на производство судоходной и летной техники. В Комсомольске наладили выпуск легендарного самолета Ил-4 (до марта 1942 года — ДБ-3Ф). Больше половины всех крылатых машин, участвовавших в военных операциях, вышли из цехов авиационного завода № 126. Когда летом 1942 года встал вопрос о награждении промышленных предприятий Хабаровского края орденом В.И. Ленина, первым его без всяких споров получил этот завод.

Есть еще один архивный факт. На заводе в Комсомольске строили именные эскадрильи. Деньги на самолеты поступали из добровольных пожертвований, а названия им давали жители Дальнего Востока. Как правило, вносились большие суммы, которые собирались целыми коллективами, даже другими заводами. Летчики эскадрильи «Хабаровский комсомол» после получения боевых машин прислали письмо комсомольчанам-авиастроителям:

 «Мы не забудем, что врученные нам машины построены на трудовые рублики дальневосточной молодежи. Будем беречь машин, как зеницу ока и разить врага без промаха в его черное сердце».

Пока северный город выпускал самолеты, хабаровский завод «Дальэнергомаш» с конца лета 1941 года начал изготовлять стержни — важные детали для производства мин. Чуть позже заработал цех по отливке корпусов для мин, гранат и деталей для танков. И снова надо остановиться и напомнить, что в это время большая часть мужского населения уже была мобилизована. На заводах трудились пожилые люди, сменившие заслуженный отдых на тяжелый труд. Работали много часов подряд подростки, лет с двенадцати, а порой и младше. Постигали неженскую науку оружейного производства жены рабочих, их матери и сестры.

Как вспоминал хабаровский поэт Михаил Асламов: 

«От работы в глазах постоянно мелькало… Когда пора было отдыхать, я шел и ложился. Мне казалось, что я совсем не спал. А потом меня будил гудок, такой специальный свисток, обозначавший начало смены. Иногда казалось, что гудок мне снится. Тогда меня ласково, но твердо трясла за плечо мама. Я вставал и шел работать».

 А с 1942 года завод перешел только на ремонт танков. К тому времени многое изменилось и на фронте, и в жизни жителей Хабаровского края. Женщины освоили заводскую работу, дети повзрослели. А на фронте дела шли не слишком хорошо…

Стальные берега, керосиновые реки

На совещании в Полтаве в июне 1942 года Гитлер заявил: «Если нам не удастся захватить нефть Майкопа и Грозного, то мы должны будем прекратить войну!» Начиналась битва за Кавказ — одна из самых продолжительных за все четыре года. Военная машина у немцев работала превосходно. Угроза потери нефтяных мест была очень сильной. И на Дальний Восток экстренно полетел приказ — организовать завод по добыче нефти и производству керосина!

1 декабря 1942 года в городе Комсомольске-на-Амуре был пущен нефтеперерабатывающий завод, который занимался перегонкой нефти в авиационный бензин и дизельное топливо. Его возвели в рекордные сроки. Вот что написано в хронике:

«На торфяном болоте возле берега озера Харпи комсомольчане работали по пятнадцать-шестнадцать часов в сутки. Чтобы не замерзнуть, ставили палатки, а в них печки, у которых постоянно находились дежурные. На погрузке песка для бетонирования резервуара по-фронтовому трудились девушки, грузившие по пять машин на одного человека за смену».

Зима 1941—1942 годов была суровой, не хватало опытных кадров, особенно строителей на этапе возведения завода. Впоследствии, когда запустили перегонку, специалистов готовили на месте, объясняя тонкости процесса буквально на ходу. Но тонны сахалинской нефти исправно принимались и на фронт текли керосиновые реки. Если бы битва за Кавказ была проиграна, Дальний Восток долгое время смог бы снабжать войска топливом. 

Другой важнейший продукт — сталь — начали производить с февраля 1942-го. Тогда это был единственный на Дальнем Востоке металлургический завод. Его ввели в эксплуатацию на год раньше плана. Из письма главы иркутского завода тяжелого машиностроения им. В. Куйбышева:

«…Только благодаря поставкам с завода «Амурсталь» наш завод успешно выполнял задания государственного комитета обороны».

Скорость работы дальневосточников удивляла. Немного статистики: в 1943 году город дал стране в 3,4 раза больше промышленной продукции, чем до войны. За четыре военных года комсомольчане построили и отремонтировали 28 военных кораблей, выпустили 2757 боевых самолетов, возвели четыре новых завода. Броня для танков, снаряды, металл для оборонных заводов, топливо — это далеко не полный перечень продукции, которую поставлял Комсомольск, наш город трудовой доблести.

Город-крепость

Само появление Комсомольска-на-Амуре на карте Хабаровского края (на месте села Пермского) обязано первым пятилеткам. Его начали строить в мае 1932 года именно с тем, чтобы иметь город в тылу. И не просто город, а мощную индустриальную базу, причем хорошо «спрятанную», расположенную вдалеке от границ. Ведь и Хабаровск, и Благовещенск, и Владивосток стоят на самой границе с другими государствами. С тактической точки зрения Комсомольск расположился очень выгодно, хотя суровый климат досаждал и местным жителям, и приехавшим на стройку иногородним. Многие предприятия Города юности изначально были заточены на «военный лад». Про комсомольчан поговаривали, что у многих есть отводы от военной службы как раз потому, что в городе предполагали всегда иметь под рукой штат опытных специалистов.

Это было не так. В 1941 году на фронт ушло более 40 тысяч жителей, почти 36 тысяч были награждены орденами и медалями, а 18 человек удостоены звания Героя Советского Союза. Тыловики не отставали. 28 тысяч комсомольчан получили ордена и медали за самоотверженный труд в годы Великой Отечественной войны. Авиационному заводу в 1942 году вручили орден Ленина, а судостроительному в 1945 году — орден Трудового Красного Знамени. Многие строители Победы были двенадцати-тринадцати лет от роду. Об этом написано в сборнике «У вечного огня», вышедшем в 2010 году:

«Мне первый токарный станок никак не хотел покоряться:

К зажимам в мои-то тринадцать едва дотянуться я мог…

Я больше других уставал, был слабым, за то не взыщите.

Но Родине был я защитник, когда на подмостки вставал».

Зачем все эти факты и цифры? Дело в том, что совсем недавно многие жители Хабаровского края с нетерпением ждали присвоения Комсомольску звания «Город трудовой доблести». Оно не дает ни финансирования, ни льгот. Лишь только признание исторического вклада, свидетельство подвига людей и напоминание будущим поколениям — не забывайте, кто и почему построил Город юности, кто жил в нем, кто трудился здесь в годы войны. Да, награду Комсомольск не получил. Но подвиг от этого меньше не стал, и дальневосточники о нем не забыли.

 

Вдоль Амура

«Они строили, производили, работали без отдыха, придумывали и внедряли новое. И за всем этим человеческая воля и большое желание увидеть близких и родных живыми», – писал о дальневосточных рабочих военный журналист Евгений Теряшев. Хотя, если подумать, это относилось ко всей стране, к любому городу, практически к любой семье. Дальний Восток в годы Великой Отечественной войны вовсе не был периферией. Стоит ли напоминать, что именно здесь завершилась война? Но это тема для отдельного рассказа, тем более в Городе юности есть еще предприятия, заслуживающие внимания.

В мае свет увидела книга «Великая Победа. Дальний Восток в годы Второй мировой войны», где отдельную главу посвятили Амурскому судостроительному заводу, фактически единственному предприятию, занятому крупным судостроением в военные годы. В то время он назывался судостроительным заводом № 199 и имел такую же предысторию, как большинство учреждений военного времени: опытные работники ушли на фронт, их места заняли подростки, женщины и пожилые люди. С той лишь разницей, что здесь выпускались колоссальных размеров суда со сложной системой управления, мощными двигателями и использованием новых технологий. С конца июня 1941 года был установлен одиннадцатичасовой рабочий день, отменены отпуска, формально остались выходные, но по факту люди порой не выходили с завода по несколько дней.

Кроме собственно корабельного дела, работники изготавливали авиационные бомбы, артиллерийские снаряды калибра 76 миллиметров, комплектующие для минометов. В разгар войны заводу поставили новую задачу — ремонт подводных лодок типа «Щука» и «Малютка». Хотя нужными навыками владели единицы, в 1942 году подлодки вернулись в строй — коллектив обучился и грамотно провел все ремонтные работы.

Как? Если вдуматься, как могли эти подростки и женщины без специального образования варить огромные листы металла, качественно собирать моторные механизмы, таскать час за часом тяжелые грузы? Точного ответа на вопрос нет. Сами герои в воспоминаниях пишут, что «просто работали изо всех сил».

В военное время в Городе юности запустили еще несколько предприятий. Завод № 364 электропромышленности производил аккумуляторные батареи для военных кораблей и бронетехники. Когда понадобились комплектующие для батарей, открылся завод № 39 химической промышленности, выпускающий серную кислоту для аккумуляторов. Поломки случались не только с боевой техникой. Для ремонта станков и строительных механизмов запустили завод № 313 вооружения, который занимался в том числе изготовлением минометов и производством запасных частей и инструментов. Продукция отправлялась на фронт по железной дороге и на судах.

На фронте даже закрепилось словосочетание «амурская дорога». О нашей продукции знали и ждали ее с нетерпением.

Военная память

Сегодня о подвиге жителей Комсомольска и Хабаровска напоминают книги, экспозиции в музеях, ежегодные выставки и самые разные проекты. Но достаточно ли этого? Или лучше спросить так: нужно ли каждому дальневосточнику знать об этих заводах, самолетах, подлодках? Или жителю России. Ведь война давно прошла, а мы помним о подвиге вообще, в целом. Нужны ли эти частности?

«Однозначно да», — говорят работники государственного архива. «Непременно», — повторяют музейные сотрудники. И многие люди говорят: «Нужно знать и помнить. Обязательно».

Знать, чтобы понимать, что именно сделали наши земляки. Чтобы «примерить» на себя их труд. Да просто чтобы сравнить свою жизнь с их жизнью. И задуматься лишний раз, стоят ли того все наши ссоры, обиды, недовольство. Эта военная память как общероссийское мерило до сих пор помогает и поддерживает людей. Хочется, чтобы так было всегда.

0
0
Ваша оценка: Нет