Черный дракон: своенравный, но щедрый

Текст: 
Анастасия Соболева

Черный дракон: своенравный, но щедрый

Дамур, Омур, Хара Мурэн, Сахалян Ула, Мангу, Хэйшуй, Хэйхэ, Хэйлунцзян… Именно так разные народы Восточной Азии в разные времена называли одну из самых длинных и полноводных рек России. Переводы этих названий очень похожи — «Большая река», «Великая река», «Черная река», «река Черного дракона». 

Схожи и легенды, связанные с Великой рекой. Одна из них, ульчская, гласит: «Когда-то на небе было четыре дракона. Жили хорошо, дружно. Но однажды поссорились, затеяли драку. Бились они, и в итоге самый слабый из них был повержен на землю. Там, где проползал побежденный дракон, и образовался Мангу, Большая река. А на берегах Большой реки появились мы, речные люди, — мангуны, или ульчи». Так рассказывал знаток и хранитель ульчской культуры, традиций и легенд Иван Павлович Росугбу, житель села Булава, Несмотря на эту народную легенду, слабым дракона Большой реки назвать сложно. Амур-батюшка своенравен, суров и нередко демонстрирует людям свой характер. Превышение шестиметровой отметки уровня воды второй год подряд — лишнее тому подтверждение. Невольно заставило нас понервничать и вспомнить с содроганием наводнение 2013 года — самое страшное в истории Приамурья.

Китайская легенда гласит, что когда-то черный дракон, олицетворявший добро и справедливость, победил злого белого дракона. Коварный белый дракон не давал людям рыбачить, топил лодки, нападал на всё живое. Победивший черный дракон стал хранителем большой реки. 

Если посмотреть на карту, то складывается ощущение, будто действительно гигантский змей прилег отдохнуть. Хвост его покоится в Монголии, туловище простирается на территории четырех российских регионов, лапы его достигают Китая, а голова пьет Охотское море. 

По некоторым поверьям, именно великий речной дракон благоволит людям и посылает им рыбу. Его необходимо задабривать подношениями, тогда придет удача, а рыбакам — хороший улов. Что неудивительно, ведь по рыбному разнообразию у Амура в России нет равных. Свыше 100 видов рыб водится в Амуре, из них около 30 — промысловые. На протяжении не только столетий, но и тысячелетий река Черного дракона была и остается кормильцем для народов, населяющих ее берега. 

Согласно предположениям ученых-археологов, рыболовство играло немаловажную роль в жизни местного населения уже на рубеже древнекаменного и новокаменного веков. Так, были обнаружены каменные изображения лососевых, карповых и даже осетровых пород, относящиеся к осиповской археологической культуре (XII—X тыс. л. до н.э.). В древних памятниках найдены грузила для рыболовных сетей. Скорее всего, именно в это время промысел лосося стал одной из важных основ хозяйственной деятельности населения Приамурья, наравне с охотой и собирательством. 

Археологи неоднократно обнаруживали керамические сосуды с орнаментами, похожими на ячейки рыболовной сети, — так называемая.  «амурская плетенка». Древней керамике был присущ также чешуйчатый декор — композиции из дуговидных оттисков, из которых складывается иллюзия рыбьей чешуи. Стилизованные рыбки часто сопровождают орнаментацию сосудов эпохи новокаменного века. 

На протяжении тысячелетий рыболовство было одним из основных видов хозяйственной деятельности человека на Амуре. Археологи нашли множество доказательств тому из разных эпох — рыболовные крючки, гарпуны, остроги, грузила, а также многочисленные остатки рыбных костей. 

Когда русские люди пришли на Амур, они отметили, что многие местные народы не знают земледелия и кормятся в основном рыбой. Их прозывали «рыбными людьми». Освоение Приамурья далось непросто. Чтобы выжить в непривычном и достаточно суровом для русского человека климате, приходилось приспосабливаться и к местным видам хозяйственной деятельности. Как отмечал В.К. Арсеньев, русские заимствовали хозяйственный опыт у коренных жителей — осваивали сетевое рыболовство, переняли способы капканной добычи пушнины. В свою очередь, аборигены с приходом русских стали использовать крупный рогатый скот не только как тягловую силу, но и для получения мясо-молочных продуктов, начали покупать у русских ткань — сукно, льняное полотно — и шить себе одежду. Подобный обмен знаниями и опытом был взаимовыгодным. Стоит отметить, что именно такое сотрудничество и породило один из самых популярных деликатесов сегодня — малосольную красную икру. Прежде местные народы икру заготавливали в вяленом или квашеном виде, часто с добавлением трав. Квашеная (кислая) икра считалась деликатесом, вяленая особенно ценилась охотниками и рыбаками — долго хранится, весит немного, хорошо насыщает, можно взять с собой, уходя на промысел. Солить икру в концентрированном растворе начали именно русские переселенцы, а масштабная торговля этим деликатесом с Дальнего Востока набрала обороты с конца XIX — начала XX века. Также начали массово засаливать и саму рыбу — прежде коренные народы предпочитали ее вялить, коптить, квасить в специальных «рыбных ямах». Последний способ заготовки покажется современному человеку особенно экстремальным — рыбу укладывали в специально вырытую яму, перекладывали слоями древесной коры, бересты или травы, закапывали и оставляли так на долгое время. Подкисшая рыба с душком была вполне по вкусу местному населению и порой шокировала русских переселенцев своим специфическим запахом. Есть мнение, что такой ферментированный рыбный продукт мог быть весьма полезен для амурских аборигенов в условиях недостатка витаминов и питательных веществ, особенно в зимнее и весеннее время, а также помогал бороться с цингой.

Русские и аборигены обменивались опытом не только по части секретов засолки рыбы и изготовления капканов для пушных зверьков — происходил обмен поверьями и традициями. Так, многие рыбаки и охотники из числа русских и сегодня, находясь на промысле, перед трапезой у костра обязательно покормят Подю (духа огня), кинув в огонь кусочек еды, брызнув капельку водки, и попросят у него удачи. Если вспыхнет костер при попадании в него еды и капельки спиртного — значит, принял дух огня угощение, поможет вернуться с добычей. Перед рыбалкой принято угощать хозяина реки сигареткой — любит он табачок. В прежние времена охоте и рыбалке обязательно предшествовали такие ритуалы обращения к духам и их задабривания.

Пользуясь дарами природы и Черного дракона в частности, народы Приамурья старались делать это аккуратно и бережно, веря, что всё вокруг — живое и имеет свою душу. Нельзя рубить дерево, не обратившись к духам леса с извинением. Запасов делали ровно столько, сколько требовалось, чтобы пережить зиму. Быть жадным — грех, духи на жадного человека прогневаются, и удача от него отвернется. То, что давала людям река, использовалось на 100%. Рыбьи шкурки обрабатывались, из них делались заготовки для будущей одежды и вытягивались специальные «рыбные» нити для шитья (на один халат уходило в среднем 20—30 шкурок рыб). Недаром китайцы называли жителей Приамурья в своих летописях鱼皮鞑子 — «юйпи дацзы», то есть «северяне в рыбных шкурах». Саму рыбу нарезали на тонкие пластики, которые после сушки превращались во вкусную юколу и макури. Головы, хребты, внутренности, плавники, хвостовые части — всему находилось применение. Из них можно вытопить рыбий жир впрок, приготовить рыбий клей, сварить сытный бульон для ухи или холодец. Из острых костей изготавливали достаточно прочные иглы. Так, из спинного плавника сазана можно было получить вполне годную острую проколку или пилочку. Позвонки и чешуя могли превратиться в красивые украшения, мелкими косточками наполняли детские погремушки. 

Уважали и почитали люди духов и хранителей реки, земли и леса, что видно по их искусству. Спиральные изгибы орнамента напоминают само русло реки Черного дракона — извилистое, с многочисленными притоками. Узор, напоминающий рыбьи хвостики, наглядно показывает, какой промысел является одним из основных. Мордочки тигра и медведя напоминают о хранителях леса. Большинство мастеров-ремесленников, создавая свои творения, отдают дань почтения Великой реке. А свадебный нанайский халат невесты? Словно чешуя дракона, призванная защищать девушку и ее потомство.

Рыболовство по сей день остается важным видом промысла у коренного населения Приамурья. Поддержка традиционных видов хозяйственной деятельности важна для сохранения национальной культуры и этноса в целом. С точки зрения физиологии аборигены продолжают оставаться ихтиофагами, то сеть буквально «рыбоедами». Постепенно воскресает ремесло обработки рыбьей кожи. Именно рыбные промыслы помогают сохранять традиции и обычаи, укрепляют связи между поколениями. Старшее поколение старается передать младшему ценные знания (как ловить рыбу, как вести себя на реке, что можно, а что нельзя) и бережное отношение к природе, начиная от обычая кормить духов местности. Через народные сказки, мифы и легенды закладывается каркас самоопределения — не «я царь природы», а «все мы дети природы». И хотя 21-й век на дворе, всё же еще встречаются те, кто делится ценными знаниями, и есть те, кто готов их впитывать. То, что в современном языке именуется «экологическим воспитанием» и «бережным природопользованием», для местных народов — вековая мудрость предков. Есть надежда, что сможем сохранить дарованные природой богатства. Пусть так будет всегда, и будет тогда Чёрный дракон милостив и щедр к нам.

0
0
Ваша оценка: Нет