Бачигоапу, андана!

Текст: 
Анастасия Соболева

Бачигоапу, андана!

с нанайского языка переводится как «Здравствуйте, друзья!»

На территории Хабаровского края сегодня проживают восемь малых народов, восемь коренных этносов — нанайцы, ульчи, удэгейцы, эвены, эвенки, негидальцы, орочи и нивхи. Они имеют яркую, самобытную культуру, удивительное искусство, сохраняют свои архаичные верования. Сегодня всё больше людей могут прикоснуться к этой уникальной культуре, и огромная заслуга в этом хранителей и знатоков народного искусства, промыслов, обычаев и традиций, а также языка. К таким героям можно отнести и Наталью Актанко — мастерицу национальной нанайской вышивки, которая по крупицам бережно собирает бесценные знания о своем народе и щедро делится ими с людьми. Наталья поделилась историей своего пути — как, живя среди русских, сохранить свою культуру.

Назад, к истокам

 — Я родилась на Нижнем Амуре, в селе Богородском Ульчского района. Спустя некоторое время наша семья перебралась в село Кенада Ванинского района, и всё свое сознательное детство я и брат провели там, в русском поселении. Связь со своими корнями помогала держать бабушка — каждые каникулы мы приезжали к родным в Сикачи-Алян. И хотя нанайская речь в те советские времена даже в национальных поселках звучала все реже, тем не менее наша бабушка Актанко Ольга Сынувна хорошо помнила язык и песни, иногда выступала на местных концертах. Нанайский язык нам немного преподавали в школе, но это было совсем небольшое знакомство. В те времена изучение родного языка было еще не так распространено, как сегодня. Также я очень любила читать, и моей любимой книгой был сборник сказок Алины Чадаевой «Древний свет». Спустя годы на одном из фестивалей в Москве я познакомилась с этим автором лично, и для меня это был один из самых ярких моментов в жизни.

С детства я очень любила танцевать. Мне повезло заниматься у Надежды Даниловны Дуван, Лидии Антоновны Урангиной — руководителей образцовых хореографических ансамблей «Гива» и «Диро», с. Булава, а также у Мадо Сопчовны Дечули, ансамбль «Айога», с. Сикачи-Алян. Думала даже профессионально заняться хореографией, но потом поняла, что очень устаю, тяжело. На данный момент я помогаю нашему народному хореографическому ансамблю «Сэнкурэ», г. Хабаровск.

В 1999-м я поступила в Хабаровский педагогический институт на художественно-графический факультет, отделение народов Севера. Именно тут я плотно познакомилась с духовной и материальной культурой народов Приамурья, с декоративно-прикладным искусством. Повезло учиться у настоящих мастеров, знатоков языка, культуры и искусства — Киле Антонины Сергеевны, Берелтуевой Дарьи Муханаевны и других «хранителей». В институте удалось освоить все виды традиционных народных промыслов — резьбу по дереву, вырезку из бересты и рыбьей кожи, плетение из лозы и тальника и многое другое. Но больше всего мне понравилось чисто женское искусство — шить традиционную одежду, вышивать наши узоры и орнаменты, а также вырезать их из бумаги. В этом есть что-то расслабляющее, медитативное. Помогает снять напряжение и стресс. 

Мне нравится наша традиционная одежда. Красивы и изящны как амири — свадебные халаты из рыбьей кожи, так и нарядные верхние халаты сикэ. Обычные повседневные халаты отличаются своей практичностью и удобством в условиях нашего климата, особенно полноценные промысловые костюмы. Традиционно халат запахивается строго на правую сторону, на левую сторону запахивается одежда только для покойников. Таких халатов с левым запахом нигде не встретить, даже в музеях. Есть множество табу, связанных с одеждой и детьми. Так, нельзя малышам шить яркую и обильно украшенную одежду — ребенку могут навредить злые духи. Чем неприметнее ребенок, тем лучше. Одежду для малышей часто делали из лоскутов, обрезков, получался в итоге такой своеобразный защитный «панцирь» — оберег. Раньше старались по темноте детей на улицу не выпускать, а если все-таки была такая нужда, например засиделись в гостях с ребенком, то на обратном пути обязательно мазали лоб сажей, чтобы духи не увидели и не навредили. Нельзя сушить детскую одежду на улице после захода солнца. Бабушки раньше строго за соблюдением запретов следили. Многие из них невольно продолжаешь соблюдать и сегодня. Например, в детстве нас часто ругали, если, сидя за столом, ножками болтали. Бабушка всякий раз начинала сердиться и не объясняла, почему. О причине я узнала спустя годы — существовало поверье, что таким образом «амбашек», то есть чертиков, злых духов, качают, а этого делать не надо. Однако я стала замечать, что свою дочку я так же одергиваю. Не специально, а на автомате уже выходит.

Именно учась в городе, мне, как и многим другим студентам отделения народов Севера, довелось столкнуться с далеко не всегда дружелюбным отношением. Насмешки, фразочки в стиле «понаехали». Но, как ни странно, это не отпугнуло и в дальнейшем я вернулась жить и работать именно в Хабаровск. Единственное, что было по-настоящему обидно, так это извечное сравнение с жителями Поднебесной (особенно обитателями северных, приграничных территорий), которые в те времена заполонили рынки и торговые точки нашего города. Меня тогда это удивляло — больше полутора веков живут русские бок о бок с коренными народами, а всё равно путают.
Хотя, если быть честной, то и для меня славянские лица все одинаковы. Наверное, у русских так же в отношении людей восточной внешности.

Хранить и передавать

Мало выучить всё самому — необходимо делиться с другими. Именно поэтому я после института поехала работать по направлению в село Уська-Орочская Ванинского района. Это национальное село, где проживают орочи — один из коренных малочисленных народов Хабаровского края.

Работать там было интересно. Я вела в школе изо и кружок по декоративно-прикладному искусству. Спустя некоторое время вернулась в Хабаровск. Поработала в Сикачи-Аляне, в местном краеведческом музее, филиале Гродековского музея. Всё свободное время посвящала вышивке и народному искусству.

С 2009 года я работаю в Краевом научно-образовательном творческом объединении культуры, специалистом в отделе традиционной культуры. Участвую в организации множества мероприятий. Одно из последних — краевая творческая смена «Дети Амура: жизнь и творчество». Смена проходит каждый год на протяжении многих лет. В ноябре 2020 года мы ее организовали в краевом детском центре «Созвездие». Несмотря на суровые пандемические условия и строжайшие правила безопасности, на смене удалось собрать без малого 120 участников из разных уголков края. Ребята знакомились с историей, культурой, искусством местных народов, обычаями и традициями. Отдельное внимание мы уделили мастер-классам по декоративно-прикладному искусству и местной хореографии.

Ко мне часто обращаются с просьбой провести мастер-классы, занятия по национальному искусству. Всегда стараюсь помочь. Считаю своей задачей делиться знаниями о нашей культуре со всеми интересующимися.

«Озорная» мечта

— В 2016 году у меня родилась дочь. Назвала ее Ята — означает «озорная». Очень хотелось дать ребенку имя с нашим национальным акцентом. Для этого пришлось перерыть немало архивов, этнографических заметок. Хотя Яте всего четыре годика, ей уже нравится носить национальную одежду, она с удовольствием повторяет за мной нанайские слова. Я не ставлю себе целью насильно выучить ребенка нанайскому — обучение происходит как бы невзначай, само собой, в быту. Она занимается балетом и ходит со мной на репетиции ансамбля «Сэнкурэ», говорит, что хочет танцевать со взрослыми на сцене.

Я мечтаю, чтобы моя дочь нашла себя в современном городском пространстве, не утратив связи со своим прошлым, своими корнями.

Хабаровск — город дружбы

Радует, что люди тянутся к корням. Горожане всё больше интересуются нашей культурой, обычаями и традициями, а также прошлым нашего края. Наших детей-аборигенов всё реже дразнят на улицах города. В свою очередь, и дети уже меньше стесняются признавать свое происхождение, охотнее учат родной язык, стараются запоминать наши традиции и обычаи. Мы проводим различные этнофестивали и отмечаем, что люди с удовольствием приезжают посмотреть. Так, в этом году мы проводили фестиваль «Улэн Го» в Сикачи-Аляне, и огромное количество горожан не поленились поехать за 70 километров от Хабаровска, чтобы увидеть лучшие этноколлективы не только с Хабаровского края, но и со всего Дальнего Востока.

Стоит отметить, что особенной популярностью пользуются у жителей города в рамках наших фестивалей дегустации традиционной кухни. Мы думаем о том, чтобы проводить больше подобных вкусных мероприятий. 

Радует, что всё чаще в ответ на приветствие «Бачигоапу, андана!» («Здравствуйте, друзья!») слышишь ответное «Бачигоапу!» Нанайское приветствие знакомо даже русским. Это показывает, что Хабаровск — это настоящий город дружбы. Будем надеяться, что вместе мы сможем сберечь и сохранить нашу родную культуру, передать ее с любовью нашим детям. 

0
0
Ваша оценка: Нет